Прощение

Вечером в одном из родильных домов Днепропетровска рожала молодая женщина. Ничего необычного в этом, казалось бы, не было. Ведь дети рождаются во все времена. Наше сегодняшнее время, хоть и нелегкое, но все же не из самых худших. Но почему-то очень уж волновались все возле роженицы – и родственники, и врачи. И, конечно, она сама. А в храме, который посещала эта женщина, как раз шла вечерняя служба. И священник обратился к прихожанам с просьбой всем помолиться за здоровье женщины и ее будущего ребенка…

– Ой, что это? – вскрикнула молоденькая медсестра роддома.

– Что случилось? – затревожилась роженица. – Что-то ужасное?

– Успокойся. Ничего ужасного. – Врач промокнула кусочком марли крупные капли пота на лбу женщины. — Просто младенец ручку выпрямил и нам будто кулачком погрозил. Наверное, за то, что сомневались. А вот и головка! Все, поздравляю! Девочка!

– А у нее глазки есть? – не унималась молодая мать.

– Есть.

– А она видит?

– Видит.

– А ручки, ножки у нее в порядке? Вы ее хорошо посмотрели?

– Почему вы об этом спрашиваете? – удивилась только что зашедшая в родзал дежурный врач. – У вас были проблемы с первым ребенком?

Нет, проблем с первым ребенком – пятилетней Настенькой – у Марины не было. Но могла бы быть у Насти сестра-погодок или братик. А Марина сделала тогда аборт. Не по своей, можно сказать, воле. По настойчивой рекомендации врачей, обнаруживших у нее инфекцию. Лечение ей назначили нешуточное. Самое печальное – лекарства, которые надо было принимать, неминуемо могли покалечить плод. Но и не лечиться тоже нельзя. Какое решение принять? Врачи настаивали на аборте, муж был категорически против такого шага. Марина колебалась.

– Мой маленький, я тебя не убью, – гладила она себя по животу и откладывала в сторону нераспечатанную упаковку с лекарствами. Потом подумала:

– А как же я сама? Врачи говорят, если не лечиться, будут серьезные последствия.

И все же однажды Марина решила прервать беременность. Собралась в больницу. У подъезда повстречала соседку, с которой при встрече обменивалась приветствиями, но близко знакома не была. И вдруг та окликнула Марину, протянула ей какой-то журнал.

– Мариночка, почитай. Может, это знание тебе когда-то пригодится. Я только что прочла и просто не могу успокоиться. Оказывается, ребенок при любом сроке беременности чувствует боль! Во время аборта он боится, пытается спрятаться – а некуда. Мариночка, никогда не делай такого…

– Зачем вы мне это говорите? – Марине казалось, что она закричала, но на самом деле вместо крика получился полузадушенный шепот. – Я как раз на аборт иду.

– Марина…

Но она уже быстро, почти бегом, шла вперед. Будто боялась, что окликнут, догонят, остановят…

В вестибюле больницы что-то хрустнуло под ногой. Она сделала шаг назад, чтобы посмотреть, на что наступила. Это был оброненный кем-то православный крестик. Марина держала его на ладони, смотрела на изображенного на крестике распятого Христа – и ею овладевал непонятный страх. Она резко повернулась и вышла из больницы.

Наверное, каждому человеку хоть раз в жизни Господь посылает подобные встречи, знаки, чтобы уберечь от греха, от неправильного поступка. Но понять эти знаки, прислушаться, получается только тогда, когда есть в сердце вера. К сожалению, в случае с Мариной можно говорить, скорее, о суеверии. И потому ее уход из больницы оказался только небольшой отсрочкой. Через некоторое время она вернулась туда и …все-таки прервала беременность.

Сколько уже писано и переписано о том, что аборт – это вовсе не легкая, незначительная операция, а тщательно подготовленное с медицинской стороны, узаконенное государством убийство. Кто сегодня об этом не знает? И все-таки многие женщины, причем не злодейки какие-то, а любящие жены и матери, решаются на этот поступок. Особенно, если существуют какие-то затруднительные обстоятельства. Почему так происходит? Чтобы понять это, стоит вернуться к детству, откуда, как известно, все мы родом.

…Как и многих ее сверстников, Марину крестили в раннем детстве. И это замечательно, когда крещение совершается, чтобы как можно раньше ввести ребенка в благодатный мир Православия, иметь возможность причащать его, учить молитвам. Но иногда младенца крестят просто потому, что «так принято», «все так делают». И еще «чтобы не болел». Даже в таких случаях Ангел Хранитель часто находит возможность привести, рано или поздно, своего подопечного к Богу. Но сколько времени и возможностей бывает упущено по вине беспечных и неразумных родителей!

В Маринином случае фактом крещения все и ограничилось. И крестных родителей для нее выбирали по принципу «с кем дружу», а не таких, кто мог бы научить маленькую восприемницу основам веры, вложить в ее сердечко любовь к Господу.

– Где ж таких сейчас найдешь? – удивилась мама девочки, когда священник спросил ее об этом.

Когда о чем-то не знаешь, будешь ли жалеть о его отсутствии? Марина, по ее собственным словам, долго относилась к Православию, как к народному фольклору. До тех пор, пока, уже будучи студенткой института, не встретила Ивана, своего будущего мужа. И это была еще одна милость Божия, потому что Иван оказался верующим, воцерковленным человеком. Он звал ее с собой в церковь, и Марина покорно выстаивала долгие церковные службы, чтобы не огорчать любимого. Даже на занятия на катехизаторских курсах, которые посещал Иван, ему несколько раз удалось ее затащить. Сразу после женитьбы они, конечно, обвенчались. К тому времени Марина уже многое узнала от мужа о Боге, о церкви. Но знать и чувствовать – это все-таки не одно и то же. У одних людей сердце сразу открывается Богу, а другие приходят к вере через большие испытания. Ее испытания были еще впереди.

…Сделанный Мариной аборт не разрушил, к счастью, семейных отношений. Но она, в прямом смысле этого слова, не находила себе места. Душу жгла непоправимость случившегося. Внешне все было как обычно: вставала, готовила завтрак, отводила в детский сад маленькую Настю. Вечером забирала девочку из садика, готовила ужин. Но все мысли были о потерянном ребенке, с которым она так жестоко обошлась. Вспоминалась журнальная статья об абортах и о том, как больно и страшно в этот момент ребенку, как он пытается увернуться от медицинских инструментов, спрятаться. Даже когда Марина шла по улице, она часто не могла удержать текущие по лицу слезы, хоть и стеснялась прохожих.

Однажды она привела дочку на занятия гимнастикой. В коридоре вместе с ней ожидали окончания занятий другие мамы. Марина разговорилась с одной из них. Ее собеседницу звали Антониной. У нее была своя, особая история, тоже связанная с ребенком. Но она на собственном опыте знала, что такое отчаяние и милосердие Божие. Дочь Антонины Маша в результате тяжелой родовой травмы родилась с многочисленными неврологическими нарушениями. По благословению священника Тоня стала ежедневно причащать девочку. Она буквально вымолила, выстрадала своего ребенка. С каждым днем малышке становилось лучше. Она научилась ходить, разговаривать. Постепенно Маша превратилась в розовощекую крепкую красавицу, которая даже гриппом и ангиной никогда не болела.

– Тебе срочно надо в церковь, – сказала Антонина. – Поверь моему опыту. Когда ситуация кажется безвыходной, только Господь может помочь. Попробуй поговорить со священником.

В храм Марина иногда ходила, вместе с Иваном. Он не пропускал ни одной воскресной службы, а у нее часто в воскресенье находились неотложные домашние дела. Но ведь, кроме воскресенья, есть и другие дни! Марина пришла в храм и сказала отцу Георгию, что ей очень надо с ним поговорить. Они присели на скамеечку.

– Что у вас случилось? – спросил священник.

– Я сделала аборт, – произнесла Марина, и слезы хлынули фонтаном.

Отец Георгий терпеливо ждал, пока она немного успокоится. Потом спросил:

– Вы верите в Бога?

– Да, – дрожащим голосом выговорила Марина.

– А вы знаете, кто такой Бог? Бог есть Любовь. А разве может любящий отец оставить страдающее чадо? Вам срочно надо на покаяние, на исповедь…

После исповеди стало немного легче. Но истерзанная душа все равно болела. А тут еще и физические болезни набросились на Марину, раньше не знавшую даже, что такое насморк. И все серьезные. Ей уже стали назначать лечение гормонами, к чему обычно прибегают, когда другие средства бессильны. Она покорно сносила все, считая это Божьим наказанием, епитимией за свой грех. Иван предложил всем семейством съездить в Почаевский монастырь. Взяли с собой и пятилетнюю Настеньку.

Дорога в монастырь, по промыслу Божию, лежала через купель святой праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы. К этой купели приезжают бездетные пары вымаливать ребенка. Незамерзающий зимой и прохладный летом, источник всегда хранит одинаковую температуру – плюс пять градусов.

Марина погрузилась в купель и, набирая в обе руки воду, тихо попросила: «Святая праведная Анна, вымоли для меня прощение у Бога! Я так жалею о содеянном. Сколько я каялась, а совесть все равно мучит. Только бы Он меня простил и послал мне ребеночка. Я бы тогда любое испытание выдержала».

Вскоре семья вернулась домой. А еще через какое-то время Марина почувствовала, что под сердцем у нее зародилась новая жизнь. Неужели – прощена? Беременность протекала нормально, только сильно мучил токсикоз. Тогда Иван решил свозить на несколько дней жену в Крым, чтоб подышала морским воздухом.

Но, когда они приехали в Крым, Марина заболела. Поднялась высокая температура, ломило все тело, щеки пылали нездоровым румянцем. «Какая ты красная!» – ахнул Иван, глядя на жену. Отдыха не получилось. Как только молодой женщине стало легче, они вернулись домой. Врач женской консультации назначил анализы, чтобы выяснить, чем же она переболела. Результат шокировал всех. Краснуха! Безобидная, если была перенесена в детстве, эта болезнь у беременной женщины неминуемо приводит к патологии в развитии плода. Даже в тех странах, где аборты запрещены законом, краснуха – единственный показатель к легальному прерыванию беременности.

И снова перед Мариной встала та же дилемма: рожать заведомо больного ребенка или нет? Но ведь в купели святой праведной Анны она обещала матери Богородицы вынести любое испытание… Но, допустим, она родит и будет любить свое дитя, каким бы оно ни было. А сам ребенок? Не проклянет ли он когда-то мать за то, что позволила ему таким появиться на свет?

Она еще надеялась на диагностическую ошибку. Сдавала повторные анализы чуть ли не во всех поликлиниках города. Но все титры показывали острое течение краснухи. К кому только ни обращалась Марина за помощью! Но даже православные гинекологи, всегда выступавшие против абортов, молча отводили глаза в ответ на ее вопрос: может, есть хоть какой-то шанс…

– Нет, деточка, – сказал профессор, к которому она прорвалась в последней надежде. – Мне очень жаль, но тут никаких шансов. Было бы безумием рожать в такой ситуации.

Со стопкой анализов, безжалостным медицинским заключением Марина опять пришла к отцу Георгию.

– Но, даже зная все это, я не могу благословить на такой поступок, – сказал священник. – Воля Божия всегда одна – все, что зародилось, должно жить.

– Как же мне быть? – вырвалось у Марины.

И тогда отец Георгий предложил Марине обратиться к владыке Иринею, чей духовный авторитет столь высок, что многие считают его старцем. Наверное, небезосновательно.

– Но вы готовы принять то, что скажет владыка и поступить по его слову? – спросил отец Георгий.

– Да, готова.

На следующий день Марина уже была в епархиальном управлении.

– Что у вас? – задал вопрос владыка, когда она робко вошла к нему в кабинет.

– У меня краснуха, и мне нельзя рожать ребенка.

Марина не успела закончить, как владыка прервал ее вопросом:

– А что говорит ваш муж?

Он будто знал, что только вчера у Марины с Иваном состоялся еще один разговор на эту тему. Иван в буквальном смысле стукнул кулаком по столу и сказал:

– В этот раз ты врачей не послушаешься! Мы уже отдали одного своего ребенка. Этого я убить не дам. Что родится, то мы с тобой и заслужили.

– Он сказал, что уже любит этого ребенка, каким бы он ни был, – тихо ответила Марина.

– И больше никого не слушайте, – подвел итог владыка Ириней. – Это будет прекрасный здоровый ребенок. Подойдите, я вас благословлю. Он благословил Марину, помазал ее освященным маслом, еще раз перекрестил и иказал на прощанье: – Больше не сомневайся. И причащайся как можно чаще.

Марина вышла от владыки с каким-то неизъяснимым ощущением покоя и счастливой уверенности. Потом она еще не раз испытает смятение и страх перед будущим. Но в тот момент душу окутывали тепло и ясность.

Однажды кто-то посоветовал Марине дать Богу обет. Пообещать что-то для того, чтобы ребенок родился здоровым. Но отец Георгий, которым она теперь постоянно советовалась, сразу отверг эту идею.

– Торги с Богом хочешь устроить? – вразумлял он женщину. – Молись. Потрудись. Богу вера твоя важна, Он в сердце смотрит. А ты сомневаешься – значит, не веришь? Бог хочет тебе помочь, но как же Он пошлет благодать в неверующее сердце?

Она шла и молилась – так, как никогда не молилась ни до, ни после этого. Слова выливались вместе со слезами из глубины материнского сердца. Ночью тоже молилась – просто сами открывались глаза, она вставала на колени перед иконами, просила и плакала.

– Всю беременность простояла на коленях, – вспоминает Марина. – Так просила прощения за все. И только под конец беременности перестала плакать. Молитва и Причастие сделали свое дело. Я будто на крыльях летала и ни в чем уже не сомневалась.

В день родов она еще пришла на Литургию, причастилась, попросила у священника благословение. А ближе к вечеру Иван отвез жену в роддом. Их дочь появилась на свет часа через полтора, при этом почти не причинив маме боли. Врачи роддома удивлялись тому, как классически правильно, будто по учебнику, проходили роды. Девочка родилась, на удивление, абсолютно здоровенькая. Как сказал один из медиков, просто идеального здоровья и сложения. Ребенка решили крестить сразу после выписки из родильного дома. Вот только уже в церковь собирались, а имя не могли придумать. Открыли святцы и ахнули – это был день святой праведной Анны!

– Вы понимаете, что произошло? – говорит Марина. – Я же у святой праведной Анны просила, чтобы она вымолила для меня у Боженьки ребенка. Ей обещала выдержать любое испытание. Конечно, дочку мы назвали Анной, в ее честь.

Сегодня у Марины и Ивана подрастают уже трое детей. Две доченьки и сыночек. Марина активно участвует в зародившемся в Днепропетровске движении «Женщины против абортов». Рассказывая мне свою удивительную историю, она готова была к тому, чтобы в газетной статье назвали ее подлинное имя. Но все же я решила из вполне понятных соображений изменить здесь некоторые имена участников этого повествования. Но все остальное – от первого до последнего слова – именно так и было. И Марина очень надеется, что ее рассказ поможет кому-то сберечь уже зародившуюся будущую жизнь.

Р.Б. Надежда Ефременко

Летописец, № 8(29), 2011

Поделиться: