Крещение Господне

Двунадесятый праздник Крещения Господня всегда встречается христианами с большим подъемом, потому что напоминает об их собственном крещении, чем побуждает глубже осознать силу и значение этого таинства.
Крещение Господне наша святая Церковь празднует 19 января по н. с. (6 января с.с.), именуя этот праздник, как было сказано выше, Богоявлением, так как в событии этом явила Себя людям вся Святая Троица: Бог Отец – голосом с неба, Бог Сын – крещением от Иоанна в Иордане, Бог Дух Святой – снизошедшим на Иисуса Христа голубем. Праздник Крещения, наравне с праздником Пасхи, является самым древним христианским праздником. Христианеначали праздновать Крещение Господне еще в апостольские времена. Сохранилось свидетельство святителя Климента Александрийского от II века о ночном бдении, совершаемом перед этим праздником. Начиная с III века, Григорий Чудотворец, мученик Ипполит и все великие Отцы Церкви проводили в день праздника особые беседы с паствой, в которых разъясняли его смысл.
До Своего тридцатилетнего возраста Господь Иисус Христос жил со Своей Матерью в маленьком городе Назарете. Помогая престарелому Иосифу в плотнической работе, Он ничем Себя не проявлял, и люди считали его за одного из детей Иосифа. Но вот приблизилось время Ему начать Свое общественное служение. Тогда Бог в особом видении повелевает пророку Иоанну Крестителю, жившему в пустыне, выступить со всенародной проповедью покаяния и крестить во Иордане всех кающихся в знак их желания очиститься от грехов. Место, где пророк Иоанн начал служение, называлось «пустыней Иудейской», лежавшей на западном побережье Иордана и Мертвого моря.
Евангелист Лука сообщает ценные исторические сведения этого переломного исторического момента, а именно, что в то время Палестина, которая входила в состав Римской Империи, управлялась четырьмя правителями, тетрархами. Императором тогда был Тиверий, сын и преемник Октавиана Августа, при котором родился Христос. Тиверий вступил на престол после смерти Августа в 767-м году от основания Рима, но еще за два года до этого, в 765-м, он стал уже соправителем и, следовательно, пятнадцатый год правления его начинался в 779-м году, когда Господу исполнилось 30 лет – возраст, требуемый учителю веры.
В Иудее вместо Архелая управлял римский прокуратор Понтий Пилат; в Галилее – Ирод-Антипа, сын Ирода Великого, избившего младенцев в Вифлееме; другой его сын, Филипп, управлял Итуреей – страной, расположенной на востоке от Иордана и Трахонитидой, расположенной на северо-востоке от Иордана; в четвертой области, Авилинее, примыкавшей с северо-востока к Галилее, при подошве Антиливана, управлял Лисаний. Первосвященниками в это время были Анна и Каиафа. Первосвященником был, собственно, Каиафа, а тесть его Анна, или Анан, отстраненный гражданскими властями от должности, но пользовавшийся у народа авторитетом и уважением, разделял власть со своим зятем.
Церковные писатели вот уже двадцать веков не перестают воспевать тот день, когда Господь Иисус Христос пришел на реку Иордан к Иоанну Крестителю. Впрочем, зачем пересказывать то, о чем сохранились свидетельства очевидцев. В Евангелиях, книгах, написанных ближайшими учениками Христа, сохранилось следующее повествование: «В пятнадцатый год правления императора Тиберия (Тиверия), когда Иудеей управлял Понтий Пилат, в пустыне было слово Бога к Иоанну, сыну Захарии, называемому Крестителем. И тот стал обходить земли вдоль Иордана, призывая людей покаяться и обратиться к Богу, в знак чего креститься, то есть омыться с погружением, чтобы получить прощение грехов. К нему приходили все жители Иерусалима, а также всей Иудеи и окрестностей Иордана. Они признавались в грехах, а он омывал приходивших в реке Иордан.
Тогда появляется на Иордане Иисус из Галилеи, пришедший к Иоанну для крещения. Иоанн противился этому, говоря, что он сам нуждается в крещении от Иисуса. «Пусть теперь будет так, – возразил ему Иисус, – этим мы исполним то, чего хочет от нас Бог». Иоанн согласился.
Сразу после омовения Иисус вышел из воды, и вдруг раскрылись перед Ним небеса и Он увидел, как Божий Дух, словно голубь, спускается и приближается к Нему. И голос с неба сказал: «Это Мой любимый Сын, в Нем Мое благоволение».
После этого Иисус начал Свое служение, Ему было около тридцати лет».
Даже читая этот текст впервые, понимаешь, что это не просто рассказ – изложение ряда событий. В короткой заметке невозможно разъяснить его сколько-нибудь подробно не только с богословской, но даже с исторической точки зрения. Поэтому попытаемся указать на те религиозные, вероучительные тайны, которые открываются из этого отрывка. Первая – о Троичности Божества: Сам Бог открывает себя в трех лицах: Отец, Сын и Святой Дух. Вторая – о богочеловечестве Христа. Отец свидетельствует о том, что предстоящий перед Иоанном Иисус – сын Марии – еще и Божий Сын. Третья – о миссии Иисуса. Христос пришел для того, чтобы взять на Себя грех мира, чтобы спасти людей.
Понятно, что довериться словам евангелистов или нет – это дело каждого. Важно понимать и признавать, что для христиан праздник Крещения Господня состоит, прежде всего, в радостном переживании указанных трех тайн.
Евангелисты называют Иоанна Крестителя «гласом вопиющего в пустыне», потому что Он громко взывал к людям: «Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте Его путь». Слова эти взяты из пророка Исаии, где он утешает Иерусалим, говоря, что кончилось время его унижения, и скоро явится слава Господня, и «всякая плоть увидит спасение Божие» (Ис. 40.5). Пророчество это Иоанн Креститель (Ин.1.23) изъясняет в виде прообраза: под Господом, шествующим во главе Своего народа, возвращающегося из плена, подразумевается Мессия, а под вестником – Его
Предтеча, Иоанн. Пустыней же в духовном смысле является сам народ израильский, а неровности, которые надо бы устранить, как препятствия к приходу Мессии, – это человеческие грехи и страсти; вот почему сущность всей проповеди Предтечи и сводилась к одному, собственно, призыву: Покайтесь! Это прообразное пророчество Исаии. Последний из ветхозаветных пророков Малахия называет Предтечу «Ангелом Господним», готовящим путь Мессии.
Свою проповедь о покаянии Иоанн Креститель обуславливал приближением Царства Небесного, то есть Царства Мессии (Мф. 3.2). Под этим Царством Слово Божие понимает освобождение человека от власти греха и воцарение праведности в его сердце (Лк. 17.21; ср. Рим. 14.17). Естественно, что благодать Божия, водворяясь в сердцах людей, объединяет их в одно общество, или Царство, именуемое еще Церковью (Мф. 13. 24-43, 47-49).
Готовя людей к вступлению в это Царство, открывающееся вскоре с приходом Мессии, Иоанн всех призывает к покаянию, а откликнувшихся на этот призыв крестил «крещением покаяния для прощения грехов» (Лк. 3.3). Это не было еще благодатное христианское крещение, а лишь погружение в воду, как символ того, что кающийся желает очищения от грехов, подобно тому, как вода очищает его от телесной нечистоты.
Иоанн Креститель был строгим подвижником, носившим грубую одежду из верблюжьего волоса и питавшийся акридами (род саранчи) и диким медом. Он представлял собой резкую противоположность современным ему наставникам иудейского народа, а проповедь его о приближении Мессии, прихода Которого столь многие напряженно ожидали, не могла не привлечь всеобщего внимания. Даже иудейский историк Иосиф Флавий свидетельствует, что «народ, восхищенный учением Иоанна, стекался к нему в великом множестве» и что власть этого мужа над иудеями была столь велика, что они готовы были сделать по его совету все, и сам царь Ирод [Антипа] боялся власти этого великого учителя. Даже фарисеи и саддукеи не могли спокойно смотреть на то, как народ массами идет к Иоанну, и сами были вынуждены пойти в пустыню к нему; но едва ли все они шли с искренними чувствами. Поэтому неудивительно, что Иоанн встречает их строгой обличительной речью: «Порождения ехиднины! Кто внушил вам бежать от будущего гнева?» (Мф. 3.7). Фарисеи искусно прикрывали свои пороки точным соблюдением чисто внешних предписаний Моисеева закона, а саддукеи, предаваясь плотским утехам, отвергали то, что противоречило их эпикурейскому образу жизни: духовный мир и загробное воздаяние.
Иоанн обличает их надменность, их уверенность в собственной справедливости и внушает им, что надежда их на происхождение от Авраама не принесет им никакой пользы, если они не сотворят плодов, достойных покаяния, ибо «Всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь» (Мф. 3.10; Лк. 3.9), как ни на что не годное. Истинные чада Авраама не те, кто происходит от него по плоти, но те, кто будет жить в духе его веры и преданности Богу. Если не раскаетесь, то Бог отвергнет вас и призовет на ваше место новых чад Авраама по духу (Мф. 3.9; Лк. 2.8).
Смущенные строгостью его речи, люди спрашивают: «Что же нам делать?» (Лк. 3.11). Иоанн отвечает, что необходимо творить дела любви и милосердия и воздерживаться от всякого зла. Это и есть «Плоды, достойные покаяния», – то есть добрые дела, противоположные тем грехам, которые они совершали.
Тогда было время всеобщего ожидания Мессии, причем иудеи верили, что Мессия, когда придет, будет крестить (Ин. 1.25). Неудивительно потому, что многие стали задаваться вопросом, не Христос ли сам Иоанн? На это Иоанн отвечал, что он крестит водой в покаяние (Мф. 3.11), то есть в знак покаяния, но за ним идет Сильнейший его, Которому он, Иоанн, недостоин развязать обуви, как это делают рабы для своего господина. «Он будет крестить вас Духом Святым и огнем» (Мф. 3.11; Лк. 3.16; ср. Мк. 1.8) – в Его крещении будет действовать благодать Святого Духа, как огонь, попаляющий всякую греховную скверну. «Лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое, и соберет пшеницу Свою в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым» (Мф. 3.12; Лк. 2.17), то есть Христос очистит народ Свой, как хозяин очищает свое гумно, от плевел и сора, пшеницу же, то есть уверовавших в Него, соберет в Свою Церковь, как в житницу, а всех отвергающих Его предаст вечным мучениям.
Среди прочего народа к Иоанну пришел и Иисус Христос из Назарета Галилейского, чтобы креститься от него. Иоанн никогда до этого не встречался с Иисусом и потому не знал, Кто Он. Но когда Иисус подошел к нему для крещения, то Иоанн, как пророк, почувствовал Его святость, безгрешность и бесконечное превосходство над собой, и поэтому в недоумении возразил: «Мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?» – «Так надлежит нам исполнить всякую правду», – кротко ответил Спаситель (Мф. 3.15). Этими словами Господь Иисус Христос хотел сказать, что Он, как родоначальник нового, возрожденного Им человечества, должен был Собственным примером показать людям необходимость всех Божественных установлений, в том числе и крещения.
Однако, «крестившись, Иисус тотчас вышел из воды» (Мф. 3.16), потому что Ему не было надобности исповедоваться, как делали это остальные крестящиеся, оставаясь в воде во время исповедания своих грехов. Крестившись, Иисус, по словам Евангелиста, молился, очевидно, о том, чтобы Отец Небесный благословил начало Его служения.
«И се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него». Очевидно, Духа Божия увидел не только Иоанн, но и народ, бывший при этом, поскольку цель этого чуда была явить людям Сына Божия в Иисусе, пребывавшем до тех пор в неизвестности. Вот почему в день праздника Крещения Господня, называемого также Богоявлением, в церковной службе поется: «Явился еси днесь вселенней…». Согласно Евангелисту Иоанну, Дух Божий не только сошел на Иисуса, но и остался на Нем (Ин. 1.32).
Дух Святой явился в виде голубя потому, что этот образ наиболее приличествовал Его свойствам. По учению святителя Иоанна Златоуста, «голубь есть особенно кроткое и чистое существо. А так как Дух Святой есть Дух кротости, то Он и явился в этом виде». По изъяснению святого Кирилла Иерусалимского, «как при Ное голубица возвестила прекращение потопа, принеся масличный сучок, так и теперь Дух Святой возвещает разрешение грехов в виде голубя. Там сучок масличный, здесь милость Бога нашего».
Голос Бога Отца: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение», – указал Иоанну Крестителю и присутствующему народу на Божественное достоинство Крещаемого, как на Сына Божия в собственном смысле, Единородного, на Котором вечно пребывает благоволение Бога Отца; и вместе с тем эти слова были ответом Отца Небесного на молитву Его Божественного Сына о благословении на великий подвиг спасения человечества.
В повествовании евангелистов крещение Иисуса – очень важный момент. Наиболее очевидное понимание состоит в следующем. Жители Израиля, поверив Иоанну Крестителю, приходили на реку. Чтобы засвидетельствовать свое покаяние, то есть признание своих грехов, они окунались в воды Иордана, как бы смывая с себя грехи, очищаясь духовно. Именно в эти воды, как в поток людского греха, погружается Тот, Кто безгрешен, Тот, Кто готов взять эти грехи на Себя и даже, как говорит Евангелие, искупить ценой собственной жизни. Есть множество размышлений на эту тему, есть много иных толкований этого поступка Иисуса. Для нас важно, что христиане видят в крещении Иисуса свидетельство о появлении Того, Кто не боится разделить с людьми не только радость жизни, но и последствия греха и даже саму смерть.
Как это часто бывает в жизни, суть каких-то событий, если она не понятна, и потому не важна, уходит на второй план, оставляя место тому, что понятно, просто, осязаемо и что откликается на насущные запросы. Так произошло со многими христианскими праздниками в постсоветской России. 70 лет воинственного атеизма выветрили из народного сознания азы христианского вероучения. За 20 лет свободной церковной жизни положение дел качественно не изменилось. Тут есть, конечно, и вина Церкви, так и не направившей в должной мере свои силы на просвещение народа. Оговоримся и уточним, что просвещение не означает обязательной веры. Знать из достоверных источников о жизни Христа, о вероучении Православия – это одно. Быть верующим христианином – это другое. Первое должно быть присуще любому образованному человеку, второе – тем, кто пожелает сам.
Так вот, не только в народном, но и в околоцерковном сознании и практике праздник Богоявления отождествился с раздачей святой воды. Все бы ничего, если бы в этой воде не тонул не только смысл праздника, но часто и вообще всякий здравый смысл.
В подавляющем большинстве своем, пришедшие за водой люди не понимают, да и не хотят понять и принять христианский взгляд на получаемую ими святыню. Народ давно изобрел свое понимание, свои обычаи, требования, приметы и даже магические ритуалы, связанные со святой водой. Достаточно вспомнить совершенно безумное поверие, о силе крещенской воды. Якобы крещенская вода, полученная 18 января, сильнее, чем 19-го – в самый день праздника, а у некоторых – наоборот…
Печально, но, похоже, теперь уже сложно, а может быть и невозможно вернуть в народные представления об освящении воды тот смысл и значение этого древнего и прекрасного обычая, которые диктуются Евангелием и церковным вероучением. Складывается примерно такая картина. Предположим, в народе прошел слух, что листья определенных деревьев, которых вокруг множество, помогают от всех болезней. Все бросились обрывать ветки, ломать насаждения. А власти города, вместо того чтобы указать на всю несуразность этой ситуации и прекратить произвол, наоборот, начали садить еще больше деревьев и организовывать доступ населения к труднодоступным растениям.
И главное: зачем стольким людям нужна святая вода, да еще в таких количествах? Функция парков в городе не в том, чтобы всех лечить, а в том, чтобы расти и обогащать кислородом воздух. Так же и со святой водой. Она отнюдь не для того, чтобы с ней играли в лотерею: авось вылечит и даст здоровье.
Церковное вероучение несовместимо с магией. Церковь не признает самодостаточных святынь с целительными свойствами. Христианство во все времена настаивало на том, что через материю может действовать и часто действует Бог, но материя сама по себе не может ничего. Задача и функция святой воды в том, чтобы христиане имели возможность в повседневной жизни приобщиться через ее употребление к Божьей благодати, то есть дать возможность Богу сделать то, что Он хочет. Конечно, тут возможны просьбы и мольбы о чем угодно, в том числе и о здоровье, но употребление святой воды оправдано и имеет смысл, только в случае доверия Богу, Которого христиане призывают эту воду благословить и освятить.
А это значит, что без понимания того, что написано о празднике Богоявления , без принятия этого, без личного доверия Христу Спасителю – Сыну Божьему, употребление святой воды становится бессмысленным. Если вернуться к примеру с листьями: мы понимаем, что от употребления их вреда людям не будет, пользы, правда, тоже. Так же и со святой водой: вне христианского понимания употребление ее безвредно, но какая в том польза?
В заключение хочется сказать следующее. Для христиан святая вода – далеко не главное в жизни. Они могут иметь ее в доме, могут не иметь, могут пить ее регулярно, могут не пить вовсе. И все это потому, что у них есть Тот, в Кого они верят, Тот, Кто всегда и всюду с ними.
Место крещения на реке Иордан является священным местом для верующих христиан и одним из обязательных мест, посещаемых паломниками. Оно каждый год становится традиционным центром проведения торжественного богослужения. Подобные празднования проходят в Иордании ежегодно с 2000 года. Во время таинства освящения воды священнослужители приносят деревянный крест к берегу реки Иордан, чтобы затем три раза погрузить его в воду, словно воспроизводя момент крещения Христа в этом месте Иоанном Крестителем.
Для христианина, говорит отец Церкви первых веков святой Кирилл Иерусалимский, воды крещения являются «и гробом, и матерью». Гробом для его прежней греховной жизни вне Христа и матерью его новой жизни во Христе и в Царстве Его бесконечной правды. Крещение – дверь из царства тьмы в Царство света: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся». Кто крещен во Христа, тот и облачен в ризу Христовой праведности, уподобляется Ему, становится участником Его святости. Сила крещения заключается в том, что крещаемый получает способность и силу любить Бога и своих ближних. Эта христианская любовь влечет христианина к праведной жизни и помогает ему преодолевать привязанность к миру и его греховным наслаждениям.

* * *

В светлой радости Богоявления
Иоанном – пророком в Крещении
Миру явлены чудеса.
И как Вечность
объемно мгновение.
В Нем сокрыто народов
Спасение,
Отверзаются
Небеса.
Сам Господь
в Иордане крещается.
«Се есть Сын Мой» –
с Небес возвещается
Изменяется мир вокруг.
И над призрачной гладью проруби
Легкокрылым
сверкающем Голубем
На Спасителя сходит
Дух.
Ты замри
и постой
в умилении,
Осознав,
что нам дан
в Крещении
Тот единственно верный
Путь,
На котором –
души спасение.
В день святого
Богоявления
Херувимы
Славу поют.

читать pdf скачать архив (1.3 Mb)

Поделиться: