Искать волю Божию

В декабре погожие дни – редкость, куда чаще они – коротенькие и неяркие, а ночи долгие и темные. Но 19 декабря всегда преисполнено особенным светом. Ведь кто-то поутру обязательно находит под подушкой хоть небольшой, но все же, подарочек от Святителя Николая Чудотворца. И будто маленькие солнышки зажигаются в груди и согревают мягким ровным теплом и тебя самого, и родных, и весь окружающий мир. И не важно, сколько лет тебе нынче – семь, семнадцать или семьдесят… Все равно на сердце радость. Да и неизвестно, кому в этот день теплее – тому, кто получил подарок или тому, кто его подарил.

– В нашей семье принято обязательно поздравлять друг друга с праздником Николая Чудотворца, – рассказывает Людмила Науменко. – Об этой доброй традиции мы узнали, когда пришли к Православию. С тех пор 19 декабря каждый из нас обнаруживает под подушкой маленький подарочек, а иногда и не один – все мы стараемся порадовать друг друга. И, знаете, это словно добавило тепла в нашу жизнь, сплотило семью. И хотя, как и прежде, бывают у нас какие-то нестроения, разногласия, они не разъединяют нас так, как это могло быть прежде. Святитель Николай помог нам ощутить себя по-настоящему родными.

У каждого из нас свой путь к вере. Кто-то идет по нему в одиночку, кто-то – вместе с родными. Счастлив тот, кто ступил на него в детстве, но и пришедший позже получает ровно столько Благодати, сколько может вместить сам.

Людмила хорошо помнит, как в детстве водили ее и старшего брата Игоря к Причастию.

– В семье отца жила крепкая вера, и это, естественно, отражалось на маме и нас, детях, – вспоминает она. – Но все это было не слишком осознанно. Правда, когда я вышла замуж и близилось время первых родов, мама сказала мне: «Люда, тебе надо исповедоваться и причаститься». Что я, как послушное чадо, и сделала. Время от времени причащалась и после, когда звали в крестные к детям друзей. Но по-настоящему задумалась я о Боге, о своем предназначении только после смерти папы. Она стала для всех нас огромным потрясением. Утром он ушел на работу, а вечером возвратился и – умер. Врачи сказали: сердце. Хоть немного унять боль потери маме удавалось только в церкви, и она много времени проводила там. Потом пришло и наше время.

Именно тогда Людмила впервые ощутила настоятельную потребность жить по Закону Божьему. Но прежде нужно было узнать, в чем же он состоит. И Господь дал ей такую возможность. У одной из сотрудниц отдела, в котором работала молодая женщина, был учебник Закона Божиего, и она охотно дала эту книгу коллеге. Еще не посещая богослужений, Людмила стала изучать его, открывая совершенно иные грани человеческого бытия. Там же, в учебнике, нашла молитвы Господу, Богородице, Ангелу-хранителю и стала читать их, что называется, по зову души.

– Это был период исканий, – говорит она сегодня. — Я сама еще не знала, что и как, куда надо обращаться со своими вопросами и сомнениями, но чувствовала, что надо быть с Богом.

– В церковь стала ходить регулярно после встречи с отцом Георгием в Приднепровске, – продолжает Людмила, – где он крестил сына моих друзей, а потом и повенчал нас с мужем. От него я узнала, что надо часто исповедоваться, причащаться и многое другое о православной вере. Очень помогли воскресные школы, которые вел отец Георгий. В храме мне открылся совершенно другой, новый, мир. Если сравнить нынешнюю жизнь и прошлую, хорошо видишь, что в прошлом мы жили, в основном, для собственного удовольствия. Мы подстраивали свою жизнь и жизнь окружающих людей под себя, все оценивали с позиции – могу-не могу, хочу-не хочу. Да, случалось, когда на первый план выходило слово «надо». Но, в основном, все было для себя. Мы, наша семья, так же, как и сегодня, жили все вместе, старались что-то друг для друга делать, были у нас и обязанности, но свои желания и потребности все равно были на первом месте. Особенно грустно, что это казалось нормальным, собственной «неправильности» мы не замечали. Сегодня прошлое видится совсем по-другому.

С болью и грустью вспоминает Людмила о судьбе брата, который тоже искал свой путь к Богу, но так и не смог совладать со своими «хочу – не хочу». – Он был добрым человеком, – задумчиво говорит она.– Была у него и вера, и своя молитва, но оказался слабым в борьбе с искушениями. Однако Господь никогда не оставлял его, вразумлял. Брат не считал себя праведником, знал, что живет не по Закону. В последнее время говорил: «Я всю жизнь прожил для себя, а сейчас хочу пожить для кого-то». Дважды пришел на исповедь, причастился… Но Господь по-своему усмотрел. Наверное, в это время брат был наиболее готов к переходу в иной мир, а, может, Он хотел уберечь его от дальнейших искушения… Но это тема для отдельного разговора…

У Людмилы двое детей – девятнадцатилетняя Аня и одиннадцатилетняя Виктория. Как верующий человек, она постоянно задумывается о том, как воспитать в них потребность жить по Закону Божиему в мире, переполненном соблазнами и искушениями.

– Я уже много лет думаю об этом, – размышляет она. – И пришла к выводу: сколько бы ты ни пытался оградить ребенка от каких-то внешних влияний, сколько бы ни запрещал ему те или иные вещи, все равно он их увидит, найдет, куда-то попадет. Запреты ему не помогут. Нужно попытаться научить его духовному рассуждению. Для этого постоянно объяснять, в чем разница между хорошим и плохим, почему нельзя делать то или иное. И, наверное, самое главное, самому жить по Закону Божиему и иметь терпение и любовь к ребенку. Я вспоминаю своего папу, который безропотно терпел все перемены в моей жизни, где бы я ни была, чтобы ни происходило. Он никогда не читал мне морали, но я видела, что душа у него болит за меня. Думаю, он просто за меня молился. Наверное, поэтому я, как и вся наша семья, – в церкви.

Сегодня все свои физические и душевные силы Людмила делит между домом и работой на благо прихода. Остается только удивляться, как хватает у нее сил вести всю приходскую бухгалтерию (а это – оплата счетов и налогов, финансирование строительства, воскресной школы, помощи нуждающимся и многое другое), без малейших поблажек трудиться в просфорной, петь на клиросе, да еще и заменять в случае необходимости регента. Какую же подготовку нужно было получить, чтобы совмещать все это и делать все на совесть, хорошо?

– Прежде всего, нужна на это воля Божия, и, конечно, наше желание потрудиться, – говорит Людмила. – Я, конечно, никогда прежде не думала, что мне выпадет такая радость – служить Богу. Помню случай, происшедший, когда только начинала ходить в храм. Во время одного из приездов Владыка вручил награду отцу Георгию. А батюшка сказал в ответ: «Для меня самая большая награда служить Богу». Я тогда не могла понять это в полной мере. Сейчас понимаю. Как понимаю, что служить Богу можно и нужно везде. Вот как моя мама. Она не печет просфоры, не поет на клиросе. Она заботиться о нашей семье, занимается моими детьми, когда меня нет дома. Она тоже служит Господу. Надеюсь, что и Аня, и Вика в своих жизненных исканиях всегда будут знать, к Кому обратиться, чтобы найти правильный путь. Это внутри каждого из нас. В советское время в школе мне говорили, что Бога нет, но в сердце своем я всегда знала, что это не так. И в трудных ситуациях в душе я всегда обращалась к Богу, хотя меня никто этому не учил.

В своей прежней, дохрамовой, жизни Людмила хотела посвятить свою жизнь музыке, успешно окончила музыкальную школу. Мечтала продолжить учебу на фортепианном отделении музыкального училища имени Глинки, но конкурс претендентов на одно место был так велик, что шансов поступить, практически, не было. Когда способной абитуриентке предложили пойти на хоро-дирижерский факультет, она решительно отказалась – в то время это казалось совершенно неинтересным. Теперь сожалеет: «Как бы это пригодилось в храме, особенно теперь, когда приходится иногда заменять на клиросе регента Инну Ивановну!». Тогда же она решила: «Если не музыка, пусть будет математика». И поступила на механико-математический факультет Днепропетровского госуниверситета. Учительница музыки очень удивлялась, как это может совмещаться.

– Ты же абсолютно музыкальный человек, – говорила она.

– А мне очень нравилось решать задачи! – улыбается Людмила.

Окончив университет, начала работать экономистом на ДМЗ, заводе, где трудились родители, где она сама когда-то была оператором ЭВМ.

– Все мне там нравилось: и дело, которым занималась, и коллектив, но шесть лет назад я решила уйти. Ушла потому, что хотела чаще быть в церкви. Нашла себе работу с гибким графиком, чтобы в любой момент можно было прийти на службу. Тогда же меня взяли в просфорную, и я очень благодарна Господу за то, что Он привел меня в это благодатное место, за людей, рядом с которыми тружусь здесь. Примерно через год батюшка пригласил меня работать бухгалтером. Потом начала петь в приходском хоре. Причем, если о просфорной я никогда прежде не думала, то клирос был моей мечтой.

Людмила хорошо помнит, как на одном из богослужений взглянула наверх и подумала: «Как бы мне хотелось быть там!». Но в то время она, несмотря на прежнее музыкальное образование, не пела. Казалось, даже голос утратила. Но однажды Тамара Григорьевна Мальченко, которая собрала свой первый хор, услышав, как напевает Людмила, сказала: «А почему Вы до сих пор у нас не поете?».

– Пение в том хоре было такой отдушиной, – вспоминает Людмила,– потому что соприкаснулась с молитвой. Не было такого, что надо срочно выучить какие-то сложные песнопения, а ты приходил и молился. Потом Господь усмотрел, что пора переходит к более сложному и привел к нам Инну Ивановну Ткач. Тут, конечно, стало тяжело. Тут я почувствовала, что значит трудиться ради Бога. И не можешь – а надо. И, слава Богу, что Господь нам дает возможность делать все эти благодатные дела. Иногда чувствуешь себя плохо, устанешь, а на душе такое ликование! Господь растит нас через трудности и через эту радость.

Просфорная, клирос и бухгалтерия – вот таким был круг обязанностей Людмилы на протяжении нескольких лет, когда настоятель храма отец Георгий назначил ее старостой прихода. Послушание старосты – самое тяжелое, а самое радостное – клирос и просфорная

Совместить все это и исполнить очень нелегко. Но Людмила не ропщет.

– Когда ты доверяешь свою жизнь Богу, – говорит она, – Он управляет все твои дела. Но для этого надо научиться послушанию. Послушанию духовному отцу, в семье – друг другу. Мы, предположим, о чем-то переживаем, сомневаемся, выйдет ли все, как сказал батюшка. А на самом деле – доверься, выполни, и все будет, как надо. И я, и мама сейчас уже привыкли полагаться на волю Божию и даже не замечаем, как все управляется.

Дел у старосты прихода немало. Ей дают поручения батюшки, к ней обращаются прихожане. А еще есть строительство, воскресная школа…

– Слава Богу, у нас есть директор воскресной школы Елена Валерьевна Неикова, которая очень многое взяла на свои плечи, – говорит Людмила. – В тех приходах, где такого человека нет, старосте приходится значительно тяжелее.

Все жизненные планы Людмилы сегодня связаны с храмом. Здесь ее семья, близкие по духу люди.

– Я благодарна Богу за тех людей, которые меня окружают – в просфорной, в хоре, в воскресной школе, – говорит Людмила, – среди прихожан, труждающейся братии. Безмерно благодарна нашим батюшкам. Все они дают мне силы нести мой крест, помогают в этом.

Но Господь управил так, что и старых друзей она не растеряла. Мои друзья мне сказали так: «Мы тебя любим такую, какая ты есть и уважаем твой выбор», — рассказывает Людмила. Со временем стали интересоваться, что да как, стали тоже приходит на исповедь, Причастие.

Слушаю ее и думаю, возможно, справиться со всеми послушаниями и сохранить рядом с собой тех, кого любишь, Людмиле удается благодаря удивительному дару, полученному ею от Господа. Она из тех, кто любит отдавать – все, что знает, умеет, имеет. Она не перестает размышлять о вере, о том, что открыто нам Господом, об ответственности человека перед Ним.

«… Конечно, мы до конца жизни не достигнем духовного совершенства, – рассуждает она, – будем грешными, будем оступаться. Но мы отличаемся от тех, кто не ходит в храм. Хотя бы даже тем, что мы знаем, что такое грех, и как нам быть, когда мы согрешили.

… Часто думаю над словами, услышанными когда-то от отца Георгия: «Вера– от слова верность». Если ты неверен своему храму, своему духовнику, будешь ли верен в бóльшем? В наших паломничествах мы отдаем долг человеку, который послужил Богу, просим его о заступничестве, о благополучии семьи. Но после возвращаешься из поездки, переполненный мыслями и чувствами, приходишь в свой храм и, наконец, чувствуешь: «Я дома».

… В нашей семье вера проявляется не в том, что мы никогда не ссоримся, а в том, что даже, если и поссорились, стараемся правильно оценить происшедшее, попросить прощения, вовремя помириться, простить друг друга. Мы все очень разные. Наверное, в том, что мы находим общий язык друг с другом, больше пользы, чем, если бы все было гладко.

… Господь каждого ведет по жизни. Мы просто этого не осознаем, а Он всегда рядом. Каждую секунду. Это мы отворачиваемся, куда-то отклоняемся. Очень часто нам не хватает терпения. Приходишь к батюшке, плачешь, а он в ответ: «А что плохо?». Был в моей жизни длительный период испытаний. Читала Евангелие и увидела эту фразу – «Довольно с тебя и Моей благодати». Действительно это так.

… Если Господь давал какие-то скорби, Он давал и силы пройти через них. Во всех испытаниях я всегда ощущала Его присутствие. Он помогал мне преодолеть трудности.

… У всех святых присутствует – надо искать волю Божью, а не творить свою. Различить ее самому невозможно. Надо просить: «Помоги, Господи, разобраться!» – и искать, как правильно. И делать так, как нужно. Тогда и на душе радостно, и силы есть. Если Господь видит, что у тебя есть устремление к послушанию, то духовник даст тебе правильные советы. Духовник всегда дает правильные советы. Даже если ты не видишь результат сейчас, ты его увидишь потом. В этом я уже не раз убеждалась».

– Какими хочешь видеть своих детей? – спрашиваю Людмилу в завершение нашего разговора. Немного подумав, она отвечает: « Каждый человек воспринимает мир по-своему, имеет свои нравственные ценности. Конечно, я хочу видеть своих детей служащими Богу. Не обязательно в храме, на том поприще, которое Он для них изберет. У них еще нет осознания того, что служить Богу – это радость, это счастье, и я хотела бы, чтобы они это ощутили. Потому что, когда ты это почувствуешь, ты уже не видишь трудностей».

… На календаре – декабрь. Идет рождественский пост. Но Господь не обделяет нас радостью.

– Уже за месяц до 19 декабря – улыбается Людмила, — я начинаю думать, а какие же подарки Николай Чудотворец принесет нам в этом году. Задумываются об этом и остальные члены нашей семьи. И Святитель Николай ни разу не обманул наших ожиданий.

… В детстве, наверное, кажется, что день Святителя Николая – это праздник для тех, кто получает подарки. Повзрослев, мы понимаем, что это праздник тех, кто эти подарки делает.

Р.Б. Нина Данилова

Летописец№ 11 (21), 2010

Поделиться: