Всех прошу — изживите равнодушие! Пока не поздно…

Дети и война – понятия, кажется, не-совместимые. Однако несколько поколений детей, в том числе и мое, перенесли все ужасы войны.

Родилась я в белорусском городке Пропойске, переименованном после освобождения от фашистов в Славгород. Новое наименование городу было дано за героизм его защитников. Находится наш районный городок на возвышенности. Через центр города проходит шоссе «Минск– Москва», по этой дороге немцы наступали на Москву и отступали по ней же. Город расположен на берегах Днепра, недалеко – его притоки Сож и Проня, вокруг– многочисленные озера. За городом на расстоянии 1,5 –2 кмдруг от друга находятся четыре моста. Городок занимает выгодное в стратегическом отношении положение. Вскоре после начала войны немцы жестоко бомбили город, прокладывая путь на Москву, хотя бои шли еще далеко от нас. Но было уже понятно, что бои здесь будут жестокие, и население эвакуировали. Два с половиной года город был в оккупации…

29.jpg

29.jpg

Около месяца после эвакуации мы жили в деревне в12 кмот города. Ежедневно немцы мимо дома вели на расстрел людей, которых задерживали на лесных дорогах. Люди, не зная о запрете не появляться в лесах, становились жертвами извергов. Как-то через щели сарая мы с мамой увидели, что немцы ведут парня и красивую девушку с длинной косой. В руках у них были лопаты. Они вырыли себе могилу, а потом раздались выстрелы, оборвавшие жизнь молодых людей. Я настолько испугалась, что кричала ночами. А потом, не сказав никому, ушла из деревни домой, в город. Я даже не думала о том, что иду по лесной дороге и меня тоже могут расстрелять. В лесу я никого не встретила, но попала под жуткий артобстрел и вынуждена была бежать назад. Мама, не зная, где я, была уже в полном отчаянии…

Вернулись мы домой, когда немцы были у Смоленска. Городок наш был сож-жен почти дотла, но совсем не пострадала красавица-церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы, построенная в 1793 году.

Люди жили в развалинах домов, пытаясь как-нибудь обустроиться. Ежедневно немцы устраивали облавы на молодежь для угона в Германию. Когда везли на машинах парней и девушек, над городом стоял плач матерей… Вспомнить жутко!!!

30.jpg

30.jpg

Осенью 1943 года город наш был освобожден от фашистов. Солдаты наспех восстановили нашу школу. За два года мы так соскучились по учебе, что не замечали всех неудобств: не было электричества, коптила гильза, класс обогревался «буржуйкой», окно было заколочено, одеты мы плохо, не было тетрадей и учебников… Летних каникул не было, работали мы наравне со взрослыми, а основном, на полях…

Во время праздничного концерта в нашем храме 9 мая я прочитала рассказ о пятнадцатилетнем мальчике, которому пришлось пахать на лошади. И лошадь плакала… Плакала от непосильного труда… А каково было детям войны?!

После концерта ко мне подошел малыш, Игнатий Шаталович, и поблагодарил… А одна из наших прихожанок, работающая в пенсионном фонде, сказала, что относилась к детям войны как к чему-то обычному, а теперь у нее изменилось отношение…

Я прошу всех, пожалуйста, помните, какой ценой завоевана наша мирная жизнь!!! Изживите равнодушие! Пока не поздно…

Р.Б. Галина Гранщикова 

Летописец№ 6 (16), 2010

Поделиться: