Верится, что русский народ восстановит свою святость

Весь православный мир светло вспоминает память святого равноапостольного князя Владимира, Крестителя и Просветителя Руси. Что же такое Русь, Святая Русь? Кто есть русский народ?

Государство Киевская Русь существовало и до Крещения. Но после Крещения понятие «Русь» стало носить больше не государственно-территориальный оттенок, а духовно-нравственный. Это касается и понятия «русский». Понятие не национальной принадлежности, а духовно-нравственной связи с понятием «Русь». Это очень важно осознавать особенно сейчас, потому многие стараются смешивать слово «русский» с другим словом– «россиянин». А значения у этих слов совершенно разные. Россиянин – слово, обозначающее национальность человека, живущего в России, а слово «русский» – это образ жизни, образ мыслей, система определенных жизненных ценностей, определенная модель построения отношений с окружающими людьми, с Отечеством, но, прежде всего, с Самим Богом.

Можно задать вопрос живущим не только в Москве, но и на Ямале, в Перми, в Якутии, во Пскове и имеющим разные национальности, кем они себя ощущают? Большинство, не мешкая, ответит, – русскими.

Но Русь – это и понятие, объединяющее в себе подчас и разные религии. Например, в Казани много мусульман, в Улан-Удэ – буддистов, но эти народы объединяет то, что они примкнули не к государству, а к тому, что называется Святой Русью. А иначе не явил бы Господь известную всему миру Казанскую икону Божией Матери как символ примирения двух некогда враждующих народов.

Украина – это тоже Русь, и глупо утверждать, что Киев не был Русью. Он всегда был частью святой Руси, как и Новгород, и Псков…

Я по национальности – украинец, люб-лю свой край, співаю українські пісні, даже сало люблю… Но все это не мешает мне ощущать себя русским. И подчас очень обидно осознавать, что находятся такие же украинцы, как и я, которые хотят отделить себя от понятия Русь, так сказать, дистанциируются от него.

Русский народ многонационален и даже многорелигиозен, потому что стержнем Святой Руси всегда была Православная вера, которая предполагает христианское отношение даже к иноверцам. А христианское отношение значит – отношение терпимости и любви.

Мне всегда казалось, что именно русский народ по образу своему подобен человеку, созданному Богом по Своему образу и подобию и до грехопадения своей тричастностью Духа, души и тела отображавшему Бога, Единого в Троице.

Мне также кажется, что русский народ тоже тричастен: телом его является множество людей, душой является Православная Церковь, а Духом – святость. Ведь неспроста изначально Русь называлась Святой. И как у человека тело и душа принадлежат самому человеку, а Дух – принадлежность Божия, так и у русского народа: люди и Церковь – его достояние, а святость – дар Божий. Святость пришла на Русь с Крещением, потому что вера впитывалась сердцами людей глубоко и искренне, а не из-под палки. Поэтому уже в первые десятилетия после Крещения русский народ начал являть святых. И, по мнению многих исследователей, русский народ представлял собой в то время большую монашескую семью, в которой каждому были близки и христианские ценности, и дух православного подвижничества.

Конечно, бывали и исключения, когда некоторые, считавшие себя русскими, тяжко погрешали. Но Русь от этого не переставала быть Святой, так как народу всегда были присущи проявления христианской любви, описанные апостолом Павлом: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает…» (1 Кор. 13.4–8).

А святые Святой Руси всегда возносили молитвы к милосердию Божию о вразумлении согрешивших.

Но в истории сотворения человека известно, что, осквернив себя грехом, человек утратил дух, делающий его подобным Богу. Так и Русь перестала быть Святой, потому что русский народ начал осквернять себя отвращением от Бога и безверием. И поскольку святость как принадлежность Божия не может соседствовать с человеческим грехом, то народ утратил свою святость.

Особенно грустно это осознавать в день памяти того, кто стоял у истоков Святой Руси – князя Владимира, нашего всеобщего крестного отца.

Однако как человек населен Богом здесь, на земле, для того, чтобы восстановить когда-то утраченное тричастное подобие Богу, так же и русский народ, верится в это, когда-нибудь восстановит свою святость.

С моими мыслями, может быть, кто-то не согласится – я и не настаиваю на этом. Единственное, о чем волнуюсь, чтобы мне не вывалиться за пределы Руси, как иногда вываливаются птенцы из гнезда, а то Русь вернется к святости, но без меня. Не доведи, Господи!

Протоиерей Глеб Вольховский

Летописец№ 7 (17), 2010

Поделиться: