Православное воспитание детей в наши дни

7 октября 2010 года исполняется 15 лет со дня кончины выдающегося иерарха РПЦЗ, православного богослова и канониста, многолетнего секретаря и управляющего делами Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви Преосвященного Епископа Григория (графа Граббе). Среди многих его творений особенно интересны статьи и тексты выступлений о воспитании детей. Мы предлагаем познакомиться с размышлениями Епископа Григория, в которых он опирается на труды святителя Феофана Затворника.

Все у нас должно быть второстепенным в сравнении с заботой о детях и с тем, чтобы воспитывать их в наказании и научении Господнем.

Святитель Иоанн Златоуст

В своем замечательном творении «Путь к спасению» епископ Феофан Затворник, прежде всего, останавливается на значении крещения. Он говорит, что через крещение в младенце полагается семя жизни о Христе. Но она еще не его и действует, как образующая его сила. Благодатию крещения в младенце зарождается духовная жизнь, которая, однако, становится для него своею с того времени, когда он, возникши к сознанию, свободным произволением посвятит себя Богу и добровольным, радостным и благодарным восприятием усвоит себе обретенную в себе благодатную силу.

«Если, – пишет епископ Феофан, – вообще всякое семя развивается по роду своему, то может развиваться и семя благодатной жизни в крещеном. Если в нем положено семя преобладающего над грехом обращения к Богу, то оно также может быть развиваемо и возращено, как и другие семена».

Иначе говоря, врожденное в человеке религиозное чувство и данная ему в крещении благодать нуждаются в помощи родителей, восприемников и вообще воспитателей для того, чтобы расти и принести богатый плод.

Епископ Феофан Затворник дает ряд очень ценных практических указаний, как родители и восприемники должны вести ребенка, чтобы он, пришедши в сознание, сознал в себе благодатные силы, с радостным желанием воспринял их, равно как и сопряженные с ними обязанности и требуемый ими образ жизни.

Хотелось бы, чтобы все родители приступали к воспитанию детей, изучив эти наставления епископа Феофана. Первой предпосылкой епископа Феофана является то, что младенец через Крещение вырывается из-под власти сатаны и приобщается к жизни в Боге. Ради свойственного такой жизни настроения ему даются дары благодати. Но коль скоро такое настроение ума и сердца умаляется, тотчас грех снова начинает обладать сердцем, а через грех налагаются узы сатаны, и отъемлется благоволение Божие и сонаследование Христу.

Все внимание тех, на ком лежит обязанность блюсти в целости принятое от купели дитя-христианина, должно быть направлено к тому, чтобы не допустить над ним обладание греха, обессилить последний, а направление к Богу возбуждать и укреплять. «Младенец живет, следовательно можно влиять на его жизнь»,– пишет епископ Феофан. Как оказывается это влияние? Через Святые Тайны, за ними – всю церковность, и с ними вместе – веру и благочестие родителей.

Тут надо сделать некоторое отступление от изложения учения епископа Феофана.

Все родители хотят, чтобы у них дети были благочестивыми. Христианские родители хотят, чтобы дети были верующими, хотят видеть с их стороны почет и послушание, хотят, чтобы они выросли добродетельными и полезными для общества.

Родители, однако, должны помнить слова Спасителя, что «ученик не бывает больше своего учителя» (Лк.6.40). Религиозность детей поэтому будет измеряться религиозностью родителей, которые не смогут дать им больше, чем имеют сами. И вот, приступая к рождению и воспитанию детей, родители непременно должны думать о своей ответственности перед ними и в этом сознании повышать свой собственный духовный уровень.

Таким образом, христианское воспитание детей должно начинаться с работы родителей над собою. Если у них будет расти с годами их собственное религиозное сознание и укрепляться церковность, то вслед за ними будут духовно расти и дети. Но если у них не будет молитвенной церковной жизни, если они церковно не будут развиваться, а будут стоять на месте, то не будет в семье условий для развит и духовного роста их детей.

Жизнь есть движение вперед, развитие, рост. Чтобы дети приобщились к религиозной жизни, надо, чтобы эта жизнь существовала у их родителей и чтобы дети могли входить в эту жизнь, приобщаясь к ней полнее и полнее по мере роста своего развития.

Епископ Феофан, давая ряд советов о том, как искать благодатного воздействия Церкви на детей, делает оговорку, что все это может разорить и лишить плода – неверие, небрежность, нечестие и недобрая жизнь родителей. Есть непостижимая для нас связь души родителей, особенно матери, с душой детей, и мы не можем определить, до какой степени простирается влияние первых на последних.

Переходя к мерам благодатного воздействия на душу младенца, епископ Феофан, прежде всего, конечно, указывает на необходимость возможно чаще причащать младенцев Святых Христовых Таин, что «живо и действенно соединяет с Господом новый член его, чрез Пречистое Тело и Кровь Его, освящает его, умиротворяет в Себе и делает неприступным для темных сил».

Епископ Феофан указывает на то, что многие явственно замечают плоды благодатного воздействия Причастия на младенцев и что нередко оно сопровождается чудесами. Святой Андрей Критский в детстве долго не говорил. Когда родители обратились к молитве и благодатным средствам, то во время причащения Господь дал ему дар речи.

Большое влияние на детей имеет частое ношение их в церковь, прикладывание ко Кресту, Евангелию и иконам; также и дома – частое поднесение под иконы, частое осенение крестным знамением, окропление святой водой, курение ладаном, осенение крестом колыбели, пищи и всего прикасающегося к ним, благословение священника, приношение в дома икон из церкви и молебны; вообще все церковное чудным образом возгревает и питает благодатную жизнь дитяти, и всегда есть самая безопасная и непроницаемая ограда от покушения невидимых темных сил, которые всюду готовы проникнуть в развивающуюся только душу, чтобы своим дыханием заразить ее».

Напротив, пользуясь той близостью духа, которая существует у добрых родителей с дитятей, они могут влиять на него своим чувством любви в тот ранний период его жизни, когда он еще не открыт для других форм воздействия. «Надобно, – пишет епископ Феофан,– чтобы во взоре родителей светилась не одна любовь, которая так естественна, но и вера, что на руках у них более, чем простое дитя, и надежда на то, что Тот, Кто дал им под надзор сие сокровище, как некоторый сосуд благодати, снабдит их и достаточными силами к тому, чтобы сохранять его, и, наконец, непрерывно в духе совершаемая молитва, возбуждаемая надеждою по вере».

Епископ Феофан дает прекрасный образ в объяснение того, как важно действовать церковностью на дитя со вне и внутрь, чтобы вокруг зачинающейся жизни создалась сродная Церкви атмосфера, которая перелила бы в него свой характер. Он уподобляет дитя вновь устроенному сосуду, который хранит долго, если не всегда, запах того вещества, которое вольют в него в ту пору.

Но незаметно для родителей у дитяти растет сознание и для воспитания своего оно требует все больше и больше внимания и любви. По мере роста начинают появляться и греховные движения, поначалу совершенно бессознательно. Однако, постепенно, если за этим не следить, эти греховные движения могут переходить в привычку.

Так, например, рано может проявиться капризность, ревность, гнев, леность, непослушание, упрямство, зависть, стяжательность. Некоторые дети очень рано начинают хитрить и даже лгать. В пять лет у ребенка уже можно замечать задатки его будущего характера. Эти задатки развиваются и с ними вместе постепенно входят в природу ребенка как некоторые страсти, так и некоторые добродетели. С терпением надо бороться с недостатками, стараясь, чтобы они не входили в привычку, и, одновременно, надо способствовать развитию добрых свойств души и сердца.

В очень серьезном и интересном исследовании о детском развитии др. Гезелл и др. Илге замечают, что душевное развитие ребенка обыкновенно идет не по прямой линии, а как бы спиралью. Ребенок возвращается к некоторым своим более ранним недостаткам, казалось, преодоленным, а потом от них освобождается с тем, чтобы к ним вернуться с некоторым их видоизменением соответственно возрасту.

Со стороны родителей здесь требуется большая бдительность и большое терпение. Главное, чтобы родители не сердились на детей за их недостатки и проступки, а останавливали их с терпением, любовью, но вместе с тем, и твердостью. Пусть дети видят, что их проступки не столько сердят, сколько огорчают родителей.

Родители всегда должны помнить, что иногда кажущиеся мелкими отдельные проступки детей, оставаясь неисправляемыми, легко переходят в дурную привычку, а с годами в греховный навык.

Маленькие дети бывают чисты и неиспорчены, но в них рано может зарождаться начало разных будущих страстей. Однако, вместе с тем, чистота детского сердца открывает и безграничный простор для насаждения в нем семян веры и благочестия, если только не потерять для этого драгоценного времени.

Епископ Феофан указывает на то, что если с одной стороны в детях, к воспитанию которых с младенчества применяются указанные выше меры, будет расти тяготение к Богу, то с другой – в них не дремлет и живущий в них грех. Дети сами, своими силами, неспособны вести внутреннюю брань с грехом. Вести эту брань и направлять в ней дитя должны родители. Но, чтобы действовать при этом разумно, родителям надо знать, «чего ищет оставшийся грех, чем питается, через что именно завладевает нами». Основные возбудители, влекущее ко греху, по его словам, суть своеумие в уме, своеволие в воле, самоуслаждение в чувстве. «Поэтому, – пишет он, – должно так вести и направлять развивающиеся силы души и тела, чтобы не отдать их в плен плотоугодливости, своеволию и услаждению, ибо это будет плен греховный, – а, напротив, приучать отрешаться от них и преобладать над ними».

Прежде всего требуют внимания потребности плоти, которые существуют от пеленок до смерти и которые поэтому надо поставить в известные пределы и закрепить это навыком. Епископ Феофан справедливо указывает, что для здоровья как тела, так и души употребление пищи необходимо приспособительно к возрасту подчинять известным правилам, в коих определялось бы время, количество и способ питания, и потом не отступать от установленного порядка без большой нужды.

Очень плохо, когда дитя кормят без разбора времени, когда бы оно ни попросило пищи. Это вредно и для тела, но еще больше для души, ибо приучает к своеволию и распущенности. Вообще очень важно подчинять весь распорядок дня точному расписанию, что, кстати сказать, дети обычно принимают с большой охотой, часто выражая неудовольствие, когда от такого привычного им порядка отступают.

Расписанию, как равно и надзору старших, должно быть подчинено и движение, то есть игры, чтобы превратное развитие, оставленное на произвол, в одних не развило непомерную резвость и рассеянность, а в других – вялость, безжизненность и леность. Первое, по словам епископа Феофана, укрепляет и обращает в закон своенравие и непокорность, в связи с коими находятся задорность, гневливость и неудержимость в желаниях. Последнее погружает в плоть и предает чувственным наслаждениям,

Кто не наблюдал, как дитя, чрезмерно нарезвившись, становится непослушным и капризным? Из этого одного следует, что движение его необходимо держать под известным контролем. Однако в этом могут быть две крайности: чрезмерная строгость, или напротив – слабость и попустительство.

Г-жа Рузвельт в описании своей поездки в Советскую Россию рассказывает о посещении ею детского приюта. Ее поразило, что двухлетние дети, приведенные для гимнастики, поступали, как хорошо дрессированные зверюшки. Такая дрессировка нужна была коммунистам, чтобы легче склонить человеческую природу к чувствам и действиям, противным ее естеству. Они старались таким образом воспитать беспрекословных, послушных роботов в человеческом образе.

Православное воспитание, напротив, должно формировать личность, свободно следующую по путям правды, которые она любит и вне которых себя не мыслит. В детях надо воспитывать волю, но волю направленную к добру.

Как это сделать, где найти меру, с одной стороны, свободы, а с другой – разумного принуждения и надзора; в каждом отдельном случае должна родителям подсказать их интуиция и рассуждение, диктуемые их любовью и поддерживаемые Божией помощью. Там, где нет этой меры, последствия бывают печальны.

В книге Бенджамина Файне «1 000 000 преступников» приводятся многочисленные показания юных преступников, свидетельствующие о том, как они доходили до своего низкого нравственного состояния. Одно из исследований показало, что из 500 малолетних преступников у 70 % отцы отличались неумеренной строгостью и невыдержанностью в наказании детей, а 20 % отличались попустительством. Только 5 % соединяли твердость и любовь, но видимо не могли совладать с вредными сторонними влияниями, от которых надо особенно оберегать детей. Не напрасно говорилось в России: «С кем поведешься, от того и наберешься».

Тут уместно будет вспомнить трагическое письмо матери, напечатанное несколько лет тому назад в одной русской калифорнийской газете.

Она писала о том, что ее сын был чудным ангелоподобным существом, любящим, кротким и послушным, когда она с семьей прибыла в Америку. Чтобы скорее встать на ноги материально, оба родителя старались возможно больше времени посвящать работе. Они хотели также поскорее научиться английскому языку. Поэтому они радовались, что их сын проводит целый день с другими детьми из соседних домов.

Слишком поздно родители заметили, что он одичал, отстал от веры и даже потерял любовь к родителям. Когда мать писала свое письмо в газету, чтобы поделиться с другими родителями своим печальным опытом, она уже духовно утратила сына, предавшегося различным порокам и отказавшегося от родителей.

Разумная дисциплина, с одной стороны, и благодушная атмосфера взаимной любви всех членов семьи, с другой,– чрезвычайно важные элементы в воспитания детей. Не напрасно апостол Павел учит родителей: «Отцы не раздражайте чад своих» (1 Кор.13. 5). Но не менее важно родителям не раздражаться на детей.

Раздражение – это признак ослабления любви. В основе его лежит гневливость и эгоизм. В раздражении человек не думает о ближнем, не сочувствует ему, а думает только о себе. Родители больше всего раздражаются на детей за то, что они им в чем-то мешают, отрывают их от какого-то нужного или интересного для них занятия, требуют с их стороны какогото усилия и жертвы.

Но раздражение родителей, будучи грехом против любви, вместе с тем крайне вредно действует на психику детей. Наказание, наложенное в состоянии раздражения, каким бы ни было оно заслуженным теряет значительную часть своей силы и вызывает ответное раздражение у детей.

Епископ Феофан в одном письме выражается обе этом очень ярко: «Детей вразумлять есть долг родителей … Слово любовное никогда не раздражает. Командирское только никогда плода не приносит». Епископ Феофан называет «командирским» такое слово, когда оно сказано с раздражением. Оно создает крайне вредную атмосферу в семье, духовно калечит детей, и потому его надо особенно остерегаться.

Но не менее надо остерегаться и попустительства, в котором тоже проявляется недостаток любви к детям. Интересно, что если, с одной стороны, как было сказано ранее, раздражительность и злоупотребление наказаниями так вредно действуют, что были обнаружены как одна из причине падения у 75 % малолетних преступников, то у многих других причина была в том, что родители относились безразлично к их поведению.

Сами дети в этом иногда чувствуют недостаток любви и часто чрезмерно строгие родители пользуются большею любовью, чем те, которые детям все позволяют.

Есть еще один важный закон, которому родителям необходимо следовать: они никогда не должны делать детей свидетелями своих ссор и никогда не должны жаловаться им друг на друга. Равным образом, если один из родителей не согласен с наказанием, наложенным на ребенка другим, ему лучше промолчать и обсуждать этот вопрос только наедине. Дети всегда должны видеть родителей едиными.

По мере развития детского ума надо научиться питать его здоровой пищей. У нас слишком принято занимать детский ум только пустыми вещами. Епископ Феофан говорит, что надо начинать образование ума вместе со словом, то есть с тех пор, как ребенок начинает говорить. «Главное, что нужно иметь в виду, – пишет он, – это здравые понятия и суждения по началам христианским о всем встречающемся или подлежащем вниманию дитяти: что добро и зло, что хорошо и худо». Это сделать очень легко посредством обыкновенных разговоров и вопросов. Епископ Феофан советует в этих разговорах все вещи называть своими именами. «Например, что значит современная жизнь, чем она кончится, от кого все получается, что такое удовольствия, какое достоинство имеют те или другие обычаи и проч. Пусть говорят с детьми и толкуют им или прямо, или косвенно, или, всего лучше, посредством рассказов».

Полезно спрашивать детей, как они думают о том и другом, и поправлять их ошибки. Далее, надо развивать их чтением житий святых, Священной Истории, чистых и назидательных рассказов.

Родители, желающие дать своим детям православное воспитание, во многих случаях сильно чувствуют, что им в этом мешает окружающая среда и, в частности, школа.

Это вполне естественно, поскольку мы живем среди иноверцев и инославных, а дети преподавателями в школах имеют людей, воспитанных в чуждых Православию началах. Все мировоззрение у них иное, чем у нас, и к воспитанию детей они обычно подходят под сильным влиянием идей Фрейда и других учителей психоанализа.

Такое особое мировоззрение довольно навязчиво и редко терпит противоречие. Родители часто жалуются на то, что детям внушают, что они должны на первое место ставить значение и авторитет школы, а голосу родителей, следовательно, придавать значение второстепенное.

Школа в этом отношении претендует на известный абсолютизм, хотя и заявляет, что старается развивать в детях самостоятельное мышление и волю. Что могут делать родители в таких условиях?

В известном отношении такая проблема стояла перед церковными родителями даже в России перед революцией, ибо значительная часть интеллигенции и педагогов там была заражена материалистическим духом. Мировоззрение нашей левой интеллигенции было очень близко к тому, что мы встречаем у здешних педагогов. Скажу о себе, что в нашей семье мы с детства слышали и сознавали, что по своим церковно-монархическим взглядам мы принадлежим скорее к меньшинству, чем к большинству. Поэтому нецерковное революционное содержание в преподавании некоторых педагогов, а затем охватившее всю Россию революционное безумие не могло найти у нас сочувствия.

Итак, прежде всего надо с раннего детства внушать детям, что они, как чада Православной Церкви, принадлежат к особому организму, имеющему свои законы и свое мировоззрение, во многом чуждые окружающему большинству. Дети должны еще до школы почувствовать это и знать, что лояльность по отношению к государству, коего они являются во многих странах гражданами по рождению, отнюдь не должна отражаться на их религиозных взглядах и на их быте. Их надо рано приучать к тому, что не следует бояться и стесняться того, что они в чем-то отличаются от окружающего большинства. Если они придут в школу, предупрежденными в этом отношении и воспитанными в преклонении перед подвигом исповедничества, то им будет легче противостоять натиску чуждого нам мировоззрения.

Если натиск на них будет слишком сильным, то родители могут пойти в школу и заявлять требование об уважении известных принципов, связанных с нашей верой.

При этом, конечно, особенно важно, чтобы родители ближе входили в жизнь детей, вызывая с их стороны рассказы о происходящем в школе и давая им свои разъяснения возникающих вопросов с православной точки зрения.

Это отнюдь не легкая задача, но любовь, вера и постоянное внимание, соединенные с молитвой, подскажут родителям, как лучше всего влиять на своих детей для ограждения их от вредных влияний.

Разумеется, особенно важно следить за тем, с кем они дружат, стараясь сближать их по возможности с православными детьми из крепких, здоровых семей.

Пусть важнейшим центром интересов будет для них приходская церковь и пусть высоко держат родители в глазах детей духовный авторитет церковного пастыря. Дети должны ограждаться от всякой, критики своего священника.

Трудно оценить, насколько такая критика может отравить их сердца на долгие годы вперед, а иногда – на всю жизнь. Но это воспитание в детях сознания, что они принадлежат особому церковному организму и особой культуре, не должно быть соединено с презрением или осуждением других. Оно должно определяться не такими чувствами, а любовью и преданностью духовному богатству своей Церкви.

Такие чувства воспитываются в детях не только наставлениями, сколько установленным в доме порядком, основанным на православном быте со всеми его особенностями. Важна та атмосфера, какая будет создана родителями в семье. Очень полезно, когда это возможно, знакомить детей с жизнью их предков, особенно если среди последних были люди, замечательные по своей добродетели или каким-нибудь подвигам. Такие рассказы полезны, потому что дают детям как бы некий бытовой корень. Рассказы о семье важно ставить в связь с историей России, приучая детей любить и ценить то, что относится к ее светлым страницами Митрополит Антоний писал, что гибель России, как христианского государства, не означает, что погибла Святая Русь, которую могут составлять русские люди, хотя и разбросанные по разным странам, но духовно соединенные ее светлыми идеалами и сохраняющее ее православный быт.

Тот, если можно так выразиться, заряд, который будет дан родителями детскому уму в первые годы его развития, в будущем непременно принесет свой плод, иногда заметный только в поздние годы жизни.

Воспитывая ум, не менее важно воспитывать чувство дитяти. Прежде всего надо приучать детей к молитве, как домашней, так и церковной. Чем раньше детей начинают приводить в храм Божий, тем легче они приучаются к молитве, которая прививается к ним очень легко. Чем раньше напечатлеется страх Божий и возбудится молитва, тем прочнее будет благочестие в последующее время. Родители теперь особенно должны стараться о насыщении детей благочестивыми мыслями и чувствами в раннем, дошкольном возрасте, чтобы они таким образом были подготовлены к встрече с иными влияниями со стороны школьных учителей и товарищей.

Тут требуется еще больше внимания со стороны родителей и тут они особенно должны почувствовать, как важна для детей их работа над собою и над своим духовным самообразованием.

Дети – это как бы растение, вверенное Богом их родителям как садовникам.

Если последние привьют к ним добрые ростки церковности, если будут заботиться о том, чтобы они росли на доброй почве христианской семьи и православного быта, если будут следить за тем, чтобы искоренялись плевелы, могущие заглушить в них все доброе, и будут поливать их живой водой Слова Божия, то они выполнят свой долг перед Богом и Церковью себе на утешение и радость. Но пусть ни на кого, кроме себя, не сетуют родители, если по их невниманию врученное им малое растение вырастет бесплодной смоковницей. Не услышат ли они тогда тот грозный глагол Божий, который пророк Самуил должен был объявить первосвященнику Илию за небрежение о воспитании его сыновей: «Я накажу дом его навеки за ту вину, что он знал, как сыновья его нечествуют и не обуздывал их, и потому клянусь дому Илия, что вина дома Илиева не загладится ни жертвами, ни приношениями хлебными вовек» (1 Царств 3, 13-14).

Летописец№ 8 (18), 2010

Поделиться: