Они учат нас радоваться жизни

НОВОГОДНИЙ ВЕЧЕР

В детстве у меня было три заветных желания: чтобы мне подарили настоящую куклу Барби, щенка и я очень хотела нянчится с маленьким братиком или сестричкой. По мере моего взросления первая мечта, как-то отпала сама собой, вторую мечту я нашла во двор, когда пошла, выбрасывать мусор. Новорожденный черный щенок громогласно протестовал против участи погибнуть в мусорном ящике, куда его отправили «гуманные хозяева». Визжащий комочек был изъят пришедшими на помощь мальчишками из мусорного бака и помещался у меня на одной ладони.

Добрая моя мамочка, конечно, согласилась оставить малыша и сама активно принимала участие в пипеточном вскармливании щенка.

Третья моя мечта так и не сбылась, но взамен появилась другая – очень хотелось посещать брошенных детей в детских домах, заниматься с ними, играть, дружить. Не помню, как сформировалось такое желание. Но помню, что обыскав в свое время интернет- пространство я не нашла в Днепропетровске ни одной организации, которая бы опекала детей-сирот. Зато нашла сайт, посвященный проблемам онкобольных детей, с просьбами о помощи. И я решила, буду пока помогать здесь, а со временем, если даст Бог, найдутся единомышленники, желающие заниматься с детьми- сиротами.

И лишь через полтора года я впервые пришла в интернат к детям, страдающим ДЦП. Знакомство наше состоялось накануне Нового года, 31 декабря. Мы с ребятами из храма пришли помочь украсить холл интерната, поставить елку, которую пожертвовали очень добрые люди вместе с гирляндами и игрушками.

Я волновалась, потому что женщина, которая должна была познакомить нас с детьми, опаздывала, и нам надо было самим зайти и познакомиться с ребятами. Какими же на удивление открытыми к общению оказались воспитанники интерната. Из комнат на колясках выезжали ребята. Кто-то шел сам, но не имел ручек, кто-то хромал… Но все они активно принялись участвовать в украшении холла. Даже те, у кого, на мой взгляд, не было возможности участвовать, немыслимым для меня образом надували шары и зубами завязывали их, придерживая одним локотком. Дети показывали нам, как можно красиво вырезать снежинки и помогали украшать елку. В тот день мне не хотелось уходить и я осталась с ними и разделила радость праздника.

Я вышла из интерната уже около семи вечера. На улице было пустынно, темно, шел снег. В окнах домов горел яркий свет. Наверное, большинство хозяек заканчивали приготовление новогоднего стола, нарезали коронный салатик «Оливье» и усталые подползали к телевизору – встречать Новый год. Я тоже устала за день, но то была другая усталость – хорошая. И на душе было как-то спокойно. Не хотелось никуда спешить, просто идти по улице и слушать, как скрипит снег под ногами, и очень хотелось вернуться к ребятам. Вдруг таким суетным и пустым показалось все: и новый год, и эти глупые выстаивания целый день у плиты, в которых я сама не раз принимала участие – после которых валишься с ног и уже ничего не хочется. Наверное, я почувствовала себя свободной от всех глупых человеческих условностей, в которых погрязла по уши в каждодневной суете. Оттого, наверное, было так хорошо и спокойно на душе, что первый раз в жизни я не зависела от всяких придуманных правил. Это был тот редкий случай осознания, когда все становится на свои места. Так как должно быть, как задумано с самого начала. Ну, и, конечно же, мне радостно было от моей встречи, от моего знакомства. Может быть, там, в интернате много детского горя, слез, и очень мало радости у этих больных детей. Но зато там все по-настоящему. Без притворств и иллюзий.

БОЛЬНО СМОТРЕТЬ ИМ В ГЛАЗА

Эта мысли пришли после посещения интерната…

Говорят – чужих детей не бывает. Я согласна. Разве можно делить на чужих и своих?! Если все они, прежде всего, дети, а значит, беззащитны перед нами, взрослыми, перед нашими ошибками и вытекающими из них последствиями, которые ложатся грузом на детские плечи.

Не смею никого осуждать, но так больно смотреть в глаза покинутых родителями детей, не говоря уже об оставленных больных детках. Вот и получается, что ребенок, живущий на государственном попечении вырастает с израненной душой, ничего не умеющим, одиноким. Мир в котором они живут, ограничен стенами интерната. Но так хочется, чтобы у каждого ребенка появилась настоящая семья, которой им так не хватает. Особенно это заметно , когда кто-то из детей осторожно подходит к тебе и обнимает… Маленькое солнышко, готовое согреть своей детской любовью, а сам, как никто другой, нуждается в ней. Малыш будто ищет защиты и опоры, и так грустно становится от понимания того, сколько ребенок недополучил материнской любви и ласки, семейного тепла, и сколько еще недополучит, если не появится на его пути люди, готовые взять на себя огромную ответственность и готовые получить любовь маленького человека.

Смотришь на них, и так хочется чтобы у тебя выросли огромные руки-крылья, и ты сам смог бы обнять всех этих брошенных птенчиков, рыжих в веснушках, серьезных, грустных, озорных, шаловливых, всех-всех маленьких птенчиков и согреть их, чтобы они никогда не чувствовали себя покинутыми и одинокими. Детское сердце особенно нуждается в любви. Оно тянется к теплу, как подсолнух к солнцу. Эта потребность заложена в нас с самого рождения, и так хорошо и радостно, когда мама находится рядом с первых минут жизни и впитывает нашу детскую любовь, и сама одаривает ею.

Мама! Сколько нежности и любви в этом слове! И так горько, когда никто и никогда не отзовется на это слово, не придет, не пожалеет, не утешит, если содрал коленку, не подскажет правильное решение, не будит любить тебя как ни один другой человек на всем белом свете, во всей бесконечной вселенной!

Мне очень хочется, чтобы дети-сироты не были чужими детьми, чтобы их проблемы не были чужими проблемами, а стали важными для взрослых, способных им помочь. Помните как в стихотворении Анри Волохонского : «Кто любит, тот любим, кто светел, тот и свят!».

Вот так 31 декабря сбылась моя третья мечта – я познакомилась с замечательными ребятами, которые знают о жизни гораздо больше меня и многому могут научить. И учат нас не унывать и радоваться жизни при наших встречах. Встречах, которые стали очень дорогими для меня и наших ребят-волонтеров.

Р.Б. Ирина Глухова

Летописец№ 6 (06), 2009

Поделиться: