Эти дети тоже живут вопреки

На страницах «Добротолюбия» мы помещаем рассказы наших волонтеров, посещающих детские приюты, и просим читателей по возможности помочь детям, оказавшимся в сложной ситуации.

Нужна и донорская помощь онкобольным детям!

В приют меня пригласили Ира и Ваня, которые уже неоднократно там бывали и которых дети знали уже как дядю Ваню и тетю Иру. Первый визит для меня оказался тяжелым: я впервые попал не просто в приют, а к детям, которые уже с детства прикованы к коляскам. Зрелище для меня было, прямо скажу, шокирующее. И представить себе регулярные визитысюда мне в тот момент было сложно. Но стоило увидеть детскую непосредственность и доброжелательность при их непростой ситуации, как сразу же мысли об их болезни отошли на второй план. А после нескольких посещений я уже знал к кому, зачем иду и что хочу им принести. Главное в таком деле, пожалуй, как и в любом другом – это регулярность посещений.

Стоит сказать, что дети начали тянуться ко мне уже с первой встречи, а со второй начали спрашивать меня: «Будем ли мы сегодня рисовать, дядя Дима?». Конечно, их тоску по общению или просто по гостям можно понять, а тем более, они чувствуют, что мы приходим к ним с радостью. Встречи с детьми проходят либо на прогулке во дворе, либо за рисованием, либо за каким-нибудь еще полезным делом. В приюте живут дети разного возраста, самым маленьким 5 лет, а взрослым уже за 20. Как болезнь, так и история жизни у каждого тоже своя. Поговорив с воспитателями, мы узнали, что причиной такого состояния некоторых детей стало халатное отношение их родителей к ребенку или еще хуже не было вообще никакого отношения. То ли оба родителя сидят в тюрьме, то ли наркоманы, то ли просто вели, мягко говоря, распутный образ жизни. Вот так эти дети при живых родителях стали сиротами, да и к тому же с такими тяжелыми болезням. У многих из них болезнь затронула не только части тела, но и нервную систему, что сказывается, в первую очередь, на дальнейшем развитии ребенка. Если некоторые виды паралича можно еще вылечить постоянными физическими упражнениями и тренировками, то встречаются дети, ножки или ручки которых так и останутся согнутыми. Но что удивительно эти дети имеют свои цели в жизни. Вот, например, подошел ко мне Виталик и очень попросил принести ему линейку, карандаши и тетрадку, чтобы чертить. В разговоре с ним я узнал про его желание в будущем стать архитектором. Перед уходом он подошел ко мне и поднес листик с четким очертанием домика: «Дядя Дима, это вам мой подарок!». Мы заметили, что когда чем-то полезным занимаешься с детьми, сразу замечаешь, как у них появляются желания сделать кому-то подарок, и это уже немаловажно. Хочется сказать, что за время пребывания с ними я ни разу не услышал от кого-то из них слова ропота или негодования на свои недуги. И это еще один замечательный пример, в первую очередь, нам, взрослым.

Что касается воспитателей этого приюта, это люди удивительные, потому что те тяготы и проблемы, которые они несут в этом приюте, может понести далеко не каждый. Что стоит только подготовить детей к обеду или к ужину. Если мы с ребятами этим детям уделяем по 3-4 часа в неделю и это стоит определенных усилий, то для воспитателей это повседневная работа. А платят им 800-900 грн в месяц за поистине подвижнический труд. Из разговоров с воспитателями нам стала ясна материальная ситуация в приюте, а это постоянная нехватка памперсов, одежды, особенно для малышей, обуви, не говоря уже о тех препаратах и комплексах физических упражнений, которые необходимы детям и без которых ребенок просто не сможет нормально развиваться.

Конечно, находятся люди, которые жертвуют, чтобы поддержать как-то этих детей, но почему-то их так мало даже среди православных. А ведь у каждого дома найдется что-то уже ненужное, что может пригодиться в приюте. Пусть это будет небольшая помощь, но она не останется без внимания, а тем более у Бога.

Р.Б. Дмитрий Бидков

Чем больше общаюсь с детьми из приюта ДЦП, тем больше убеждаюсь в том, что мои проблемы надуманы и ничтожны в сравнении с их положением. Ведь я полноценный человек: руки, ноги работают, голова на месте. А у них что? С детства жизнь проходит в инвалидном кресле и не сулит особых перемен.

Тут произойдет какая-нибудь мелкая неприятность, машина обрызгает или просто головой об дверь стукнешься, начинаешь биться в припадке гнева, обрызгивая окружающих. И все виноваты кроме себя любимой, нет, чтоб подумать, а может быть не машина виновница, что не в том месте ехала, а я шла там, где не нужно. А здесь дети, которые только начинают жизнь, говорят такие вещи или просто совершают такие поступки, которым взрослому еще учиться и учиться. Вот у нас в приюте есть девочка Ирочка, которая даже сидеть не может, она лежит и кроме стен, тумбочки и окна своей палаты ничего не видит. Но когда бы к ней ни пришли, она всегда радостная, всегда улыбается, ни тени, ни намека на уныние или грусть о своем состоянии. Она и сама говорит: «А зачем грустить? Ведь все хорошо, правда? Я такая радостная!»

И после таких слов, произнесенных тяжело больным ребенком, становится просто стыдно, вспоминать о тех проблемах и заботах, которые кажутся катастрофическими, а на самом деле банальны и смешны. Есть детки, у которых проблемы с ножками, они не могут ходить и все время проводят на коляске. Их диагнозы вовсе не радуют… А посмотришь на них, на их детские беззаботные улыбки, смех, глаза полные жизненных сил и энергии, и так хочется сделать для них все, чтоб они были полноценными и такими же энергичными и веселыми!

Хотелось бы, чтоб как можно больше неравнодушных к детскому горю людей обращали свои взоры на тех, кто поистине – живут вопреки!

Р.Б. Татьяна Бочарова

Летописец№ 7 (07), 2009

Поделиться: