Да торжествуют ангелы и люди

Декабрь – месяц особенный. Он завершает прожитый год и день за днем приближает нас к Рождеству Христову.

Сегодня трудно поверить, что не так давно этого праздника не было в числе отмечаемых государством. А нынче то и дело слышатся разговоры о Рождестве. Правда, крайне редко при этом – о Рождестве Христовом. А ведь именно оно имеет непосредственное отношение к каждому из нас. Даже летоисчисление, по которому мы живем и согласно которому скоро наступит год 2012-й, ведется от РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА, а не от какого-либо другого события. Да и ответы на многие вопросы, волнующие людей сегодня, как и сотни лет назад, куда легче найти, опираясь на Истину, принесенную в мир Христом.

В преддверии праздника редактор газеты «Электровозостроитель», наша прихожанка и член редколлегии приходской газеты Нина Данилова взяла интервью у протоиерея Глеба Вольховского и по благословению настоятеля храма мы печатаем этот материал и в нашей газете.

– Более двух тысяч лет прошло с тех пор, как в небольшом городке Вифлееме появился на свет Сын Божий, а люди по-прежнему находят в Нем и Его учении всю полноту истины и правды. От Его прихода на землю не только началось новое летоисчисление, но и весь ход новой истории человечества. Православная церковь особенно выделяет в этом событии то, что Вечный Бог сошел с Небес нас ради человек и нашего ради спасения, то есть пришел в мир ради каждого из нас, даровав нам возможность очищения от греха и Жизни Вечной. Не случайно церковь называет Рождество Христово «матерью всех праздников», считает вторым после Пасхи христианским торжеством.

Да, Рождество Христово праздник на все времена. Но изменяемся мы, люди. Как Вам кажется, меняется ли с годами восприятие праздника Рождества Христова или остается прежним?

– К сожалению, мне кажется, что меняется. И не в лучшую сторону. В прошлом году в новостях довелось увидеть любопытный сюжет. В крупном американском городе проводили опрос накануне Рождества. Опросили, примерно, тысячу человек. С чем у вас ассоциируется наступающий праздник, то есть, что празднуем вообще? Представьте себе, только 30% опрошенных вспомнили, что праздник связан с Рождеством Христовым. 70% респондентов сказали, что он ассоциируется с семейным застольем, пресловутой американской индейкой, подарками, весельем и т.д. Вот такая печальная статистика.

Подобная тенденция присуща сегодня и нашей стране. К сожалению, наше общество идет сейчас путем дехристианизации, обмирщения. И даже христианские понятия, символы, образы, которые всегда были присущи нашему народу, сейчас обесцениваются, и всему в жизни придается какой-то сугубо утилитарный смысл. По моему наблюдению (дай Бог, чтобы оно было субъективным!) не только 100 лет, но даже 30 лет назад, когда была советская, отрицающая Бога, власть, дело обстояло иначе. Слыша о празднике Рождества Христова, люди понимали, о чем идет речь. Безбожники воспринимали этот праздник в штыки, верующие с искренней радостью, но все знали его суть. А сейчас современное, уже постсоветское, поколение воспринимает Рождество американизированно – как время потешить свою плоть вкусной едой, подарками. И мысли не возникает о том, что праздник-то обращен к душе.

Но, может быть, не все так печально. Ведь на самом деле наш народ имеет глубокие духовные традиции, опыт духовного влияния церкви на все стороны жизни.

– Да, имеет. Если говорить о духовном векторе развития нашего народа еще до революции, наше государство представляло собой сформировавшуюся систему соработничества Бога и человека. Именно поэтому на определенном этапе истории оно взяло на себя духовную обязанность защиты христианских ценностей, которые, как это ни странно, на тот момент в христианской Европе уже были попираемы. Приняло это как духовное наследство после падения Византийской империи в результате взятия Константинополя турками. И эти сохраненные ценности определяли жизненный путь многих поколений наших предков.

Но, я уверена, найдется немало желающих возразить Вам: это было когда-то, нужны ли христианские ценности в нынешнем суетном и не слишком добром мире? Не мешают ли они нашим современникам обрести столь желанное счастье, к которому, так или иначе, стремятся люди?

– Это только кажется, что новые – сегодняшние – ценности способны заменить ценности христианские. Это ловушка, в которую постоянно пытается поймать человека наше суетное время. Судите сами. Как бы мы ни были заняты делами, обременены проблемами, каждый из нас имеет свою систему ценностей, согласно которой выстраивает жизнь. Формируя собственное мировоззрение, каждому приходится во что-то верить, что-то категорически отвергать. Потому что человек – существо духовное, нравственное. Таким он создан. Этим и отличается от животного. Он имеет представление о добре и зле и добровольно делает свой выбор. У животного понятие о добре и зле заменяется представлением «плохо» или «хорошо». Поел – хорошо, не поел – плохо. А вот понятий нравственных – нет. Но если и человек не имеет четких критериев и авторитетов, его представления о добре и зле могут очень сильно исказиться. Я могу считать хорошим что-то одно, вы – другое. Гитлер, к примеру, тоже считал себя не просто хорошим, а и вполне нравственным человеком, и открыто об этом заявлял. Без Бога все наши представления о добре и зле обесцениваются и становятся очень субъективными. И нередко бывает, что порядочный человек, искренне считающий себя атеистом, на самом деле живет, соотносясь с христианскими нормами нравственности.

Но вернемся к разговору о счастье. Чего больше всего желает обычный человек? Житейского благополучия, счастья. Если говорить о мирском понимании этого предмета, то, как ни крути, где бы человек его ни искал, в пределах земного мира истинного счастья он все равно найти не сможет. Потому что «счастье», которое он найдет, все равно будет конечно. И, как показывает наша житейская практика, человеку всегда мало того, что он имеет. Он всегда стремится к большему, и эта его погоня никак не может закончиться. Эфемерное счастье как горизонт: чем больше ты к нему спешишь, тем дальше он от тебя находится. Не зря существует выражение – недостижимая мечта.

Еще в дохристианские времена люди поняли, что настоящее счастье – не в земных благах, а в чем-то другом. Над этим вопросом бились представители разных философских школ. Пожалуй, ближе других к пониманию предназначения человека подошел античный философ Платон, но наиболее убедительный ответ человечество получило только после пришествия Христа.

В христианском понимании счастье – это не нечто застывшее, неодушевленное. Счастье, как всякое благо, всегда должно быть одушевленным и личностным. Как можно сказать, что, к примеру, стол является счастьем? Или кусок колбасы, как и всякий материальный предмет? Поэтому даже вопрос, что есть счастье, сам по себе не корректен. Правильнее было бы сказать – Кто есть счастье? Поскольку наивысшим благом является Сам Бог, от Которого – и любовь, и мир, и благополучие, – в Нем и заключается счастье. И приблизиться к истинному счастью может только тот, кто в своей земной жизни встречает Бога, кто следует тем нравственным критериям, тем заповедям Господним, которые раскрывает перед ним Бог.

Выходит, Рождество Христово это еще и ответ на многовековые поиски сути того, что составляет счастье?

– Можно сказать и так. Иногда меня спрашивают: «А почему Христос не пришел раньше? Почему от грехопадения Адама до пришествия Христа пришлось ждать так долго?». Христос пришел, когда человечество поняло, что без Бога, без Спасителя счастья не построишь. Оно заключается не в достижении мирских, земных, денежно-колбасных интересов, а в том, что выходит за рамки нашей временной бренной жизни. Ведь как бы ни был окружен земными благами человек, рано или поздно его жизненному пути придет конец, и тогда становится видно, обладал ли он ценностями, которые выходят за грань этой земной жизни, или прожитые годы обесценены, хотя прошли во всяческом изобилии. Напрасно будет цепляться за свои сокровища богач. Они останутся здесь, а он уйдет в мир иной глубоко несчастным от того, что разлучается с ними.

Помните евангельскую притчу о неразумном богаче? Мы уже вспоминали ее в наших прежних беседах. Одному человеку Бог послал небывалый урожай. Задумавшись о том, что же с ним делать, человек решил сломать старые житницы, построить новые и, приумножив свои накопления, жить припеваючи. «Много у тебя добра, – сказал он, обращаясь к своей душе. – Хватит на долгие годы. Ешь, пей и веселись». Но сказал ему Господь: «В эту ночь я исторгну душу твою».

Вот так. При этом, обратите внимание, Бог не осуждает богача за то, что он – богат. В Библии не говорится о том, что он нажил добро нечестным путем, обобрав или обидев кого-то. Но этот человек не понимает, что полученные материальные блага так же, как и таланты, данные Богом, он должен использовать не для удовлетворения своих прихотей, а во славу Божию, с пользой для других людей. Сотворенное с любовью добро и есть то сокровище, которое ценно и на земле, и на Небесах.

Наш Бог – Бог любви и мира, и есть люди, которые счастливы именно Богом. Не зависимо от того, были они бедны или богаты. Это – те самые святые, прославленные Церковью. Неспроста Заповеди Блаженства, которые дал нам Христос во время Нагорной проповеди, начинаются словами «Блаженны…». Так вот, блаженны – означает счастливы. Счастливы «нищии духом», то есть те, кто не привязан душой к земным благам, свободен от земного, счастливы чистые сердцем, счастливы милостивые, счастливы миротворцы… Вот образцы счастья. Но для того, чтобы человеку познать счастье в христианском понимании, здесь, на земле, необходимо приложить определенные усилия.

Вот этого-то умения многим из нас и не хватает.

– Соблюдение Заповедей – это уже приложение таких усилий. Ведь намного проще и «приятнее» жить как попало, как хочется, как подсказывают твои прихоти. Но если все-таки человек сознательно заключает свою жизнь в рамки Заповедей Господних, он становится на путь обретения настоящего счастья.

Но в чем черпать силы обычному человеку?

– Если вдруг представить, что после окончания нашего земного пути с нами ничего не будет, мы уйдем в никуда, и нет ни Вечной жизни, нет ни Воздаятеля за наши поступки, нет Того, Кто оценит, хороша или плоха была наша жизнь, то есть Бога, то все наши рассуждения о добре и зле становятся напрасными. Но когда человек живет осознанием того, что, завершив земной путь, он переходит в жизнь настоящую, высокую, не примитивную, но всецелую, и родные его там встретят, и любовь, объединяющая нас и с Богом, и с окружающими, не прекращается, тогда есть смысл побороться за себя здесь, на земле. Преодолевая какие-то препятствия, прилагая к себе какие-то конкретные усилия, идя на какие-то жертвы. Будет трудно, но цель – высока. И только тогда разговоры о добре и зле имеют смысл.

Жизнь православного христианина весьма непроста, в особенности, человека воцерковленного. Она предполагает постоянную работу над собой. Ее цель – стать ближе к Богу, действительно стать Его образом и подобием. А значит нужно изгонять из своей души мелочность, жадность, злопамятность, тщеславие, трусость, чтобы заменить их великодушием, смелостью, щедростью, любовью. Это больно, ведь страсти, как называет эти пороки церковь, давно уже стали частью нас самих. Но иначе нельзя. Нормальное развитие христианина – это, когда человек пришел в церковь одним, а в вечность переходит другим, гораздо более похожим на Христа.

Именно этого – напряженного труда над собой – избегают те, кто оправдывает свое невоцерковление словами «Бог у меня в душе». Человек любит себя, свою лень и мнимый комфорт так сильно, что не хочет меняться, даже в лучшую сторону. Всякое ограничение прихотей для него хуже смерти.

Одно из таких ограничений пост, в частности, тот, что идет сейчас Рождественский. Кто-то считает, что в условиях нынешней жизни придерживаться его невозможно, кто-то, наоборот, говорит о том, что с легкостью соблюдает посты, но не может выдержать ни одной диеты. Как Вы считаете, почему?

– Когда мы «садимся» на диету, то преследуем цель обычную, земную: похудеть, разгрузиться, сбросить лишние килограммы. Следовательно, по-земному подходим к вопросам ее соблюдения – с точки зрения нашей плоти. Когда же мы входим в пост церковный, наша цель – не сбросить килограммы. Наша цель – хотя бы немного помочь душе, сделать ее хоть чуть-чуть свободнее от всего, что ее порабощает. И еда тут не самое главное. Хотя, признаемся честно, она тоже порабощает нас порой очень сильно, и не все так просто, как кажется на первый взгляд. Мы часто примитивно думаем, что чревоугодие и порабощенный им человек – это непременно толстяк, сидящий перед большим столом, заставленным огромным количеством блюд. Нет, есть чревоугоды, любящие, пусть в небольших количествах, но только изысканную еду. Есть чревоугоды, злоупотребляющие спиртными напитками. Я даже не имею в виду алкоголиков. Тот, кто не может отказать себе в ежедневной бутылочке пива, зная, что это огорчает близких, тоже, без сомнения, относится к этому мало почтенному племени. Но, кроме чревоугодия, мы порабощаемся самыми разными страстями. Нами владеют и гордыня, и гнев, и уныние, когда опускаются наши духовные руки, и, как следствие, – лень. Лень проявлять себя не только в усилиях духовной жизни, но и в земных делах. Мы не умеем прощать, и не желаем учиться прощению. Мы не умеем терпеть и не хотим этому учиться, хотя такую возможность Господь дает нам постоянно. И вот именно в этом смысле пост может принести огромную пользу. Ведь он должен быть не только телесным, но и духовным. Духовным упражнением, позволяющим доказать, в первую очередь, самому себе, что не тело господствует над моей душой, а душа над телом.

Некоторым людям церковь по объективным причинам благословляет послабление поста телесного, но в духовном посте поблажек быть не может. Кстати, самообман, в котором мы часто пребываем, думая, что на самом деле мы очень хорошие, и даже лучше, чем окружающие люди из-за того, что соблюдаем пост, это тоже духовное бремя, от которого нужно избавиться. Так вот, вступая в пост, человеку нужно задуматься, что я в себе должен преодолеть хотя бы в дни святого церковного поста, и в этом отношении прилагать к себе усилия. И, что самое интересное, если мы внимательно отнесемся к духовной стороне поста, без поблажек к себе, то физическая сторона окажется не такой уж обременительной. А когда пост завершится, мы достигнем новой духовной высоты. И если останемся такими же внимательными к себе, мы на этой высоте будем пребывать и дальше, не взирая на то, что пост уже окончился.

Рождественский пост называют радостным. Праздник тем более. Не зря в день Рождества Христова в церкви звучат радостные песнопения « Да торжествуют ангелы и люди…», все говорит о том, что наступило небывалое торжество.

– Да, это так. Потому что пришествие в мир Спасителя – центральное событие в истории человечества, равного которому просто нет. И ликование каждого верующего сердца в этом случае является естественным. Но, наверное, очень важно накануне Рождества задуматься, как его встречать? Кто-то из нас сходит в храм, помолится в этот день Богу, прославит Его в своих молитвах. Кто-то, может быть, в храм и не сходит, но будет понимать, что наступило именно Рождество Христово, и он, как человек, ради которого пришел в этот мир Господь, тоже имеет к Рождеству непосредственное отношение. Но нередко бывает и так, что за всей радостной суматохой рождественских праздников – поздравления, гости, подарки, колядки – мы теряем понимание духовной сути этого праздника. А ведь это – начало земного пути нашего Господа, который, как мы знаем, закончился распятием и смертью на кресте. И Воскресением за весь род человеческий, в том числе и за каждого из нас. И вот поэтому первый дар в канун Рождества должен быть принесен Богу. Волхвы же не друг другу подарки дарили, а пришедшему в мир Христу! Бог ждет от нас, прежде всего, плодов духовных – возрастания в вере, победы над страстями. И если вдруг так получится, что духовных плодов мы в себе не обнаружим, тогда высокая суть Рождества Христова останется для нас пока не познанной. Будет просто обычный праздник – радостный, сытный, но не более того.

Может быть, именно для того, чтобы пробудить душу, перед Рождеством принято творить дела милосердия?

– Милосердие должно быть присуще нам всегда, а не только в момент подготовки к какому-либо событию. Мы созданы для добрых дел, и они должны быть естественны для нас, не зависимо от того верующие мы или не верующие. Ведь Христос приходил на землю ради каждого из нас, и, думаю, в глубине души все это чувствуют.

Некоторые люди считают, что главное – быть добрым и иметь Бога в душе, а ходишь ты в храм или не ходишь, верующий ты или не верующий, и как твоя вера проявляется – это уже не важно. На самом деле это не так. Поэтому добрые дела – это само собой. Но если все-таки для нас имеют цену такие исконные понятия, как Бог, Вечная Жизнь, любовь Христова к людям, то наша вера, помимо добрых дел, еще должна проявляться в определенных усилиях по отношению к себе, своей душе, своему духовному росту. Естественно, и в конкретных поступках. Поэтому хотелось бы всем пожелать в день Рождества Христова не только одарить своих близких подарками, посидеть, собравшись семьей, за вкусным угощением, но не забыть в храм сходить и там прославить рождающегося Бога. Совершить то самое духовное усилие, без которого невозможно нравственное возрастание человека.

Летописец№ 12 (33), 2011

Поделиться: