О Почаевской лавре

И сегодня присутствие Царицы Небесной, ее невидимый благодатный Покров в Почаевской Лавре разлиты повсюду

Чаять – в переводе с церковнославянского языка значит надеяться. Почаевская Лавра – это и наша надежда на спасение, на милосердие Господа и Его Пресвятой Матери. Кто бывал в Почаеве, знает о благодатном присутствии Божией Матери, которое просто невозможно не почувствовать молящейся душе. Это как непрерывно совершающееся таинство. Из исторических источников, в старинных книгах записанных, известно, что начало иноческой жизни на горе, где теперь стоит Лавра, относится ко времени нашествия на Русь татарского хана Батыя, а именно – к 1240 году. Два православных инока, бежавших из Киева во время татарского погрома, поселились в пещере на склоне горы. Как-то раз один из них, выйдя из пещеры, возвел в молитве глаза вверх и замер: на вершине в огненном столпе, окруженная сиянием, стояла Пресвятая Богородица!

Наверное, скептики, которые и в те далекие времена существовали, могли бы приписать случившееся разгоряченному воображению юноши. Но неподалеку пас овец местный селянин, человек, по-крестьянски рассудительный и не склонный ни к каким видениям. История сохранила даже его имя – Иван Босой. И он увидел то же, что и монах! Оба упали на колени и не смели пошевелиться. Только через некоторое время, когда Пресвятая Богоматерь исчезла, приблизились к тому месту, где Она прежде стояла. И обнаружили, что плотный известковый туф расплавился, покорно, как теплый воск, повторив отпечаток правой стопы Богородицы. Из оттиснутого на камне изображения стопы стекала прозрачная вода. Эта вода и поныне не иссякает, наполняет святой отпечаток. Зафиксировано много случаев исцеления от разных болезней у тех, кто ее с верой и молитвой принимает. Только теперь над чудотворным источником возведен большой храм. В полу над камнем со следом оставлено небольшое отверстие, чтобы паломники могли его видеть. Над ним размещается ковчег, поверх которого лежит вышитое на шелке изображение стопы Богородицы. Здесь можно помолиться, а можно испить целебной воды из серебряного ковшика, которую наливает несущий особое послушание монах.

За прошедшие столетия много было потрясающих свидетельств того, что Пресвятая Богородица сама избрала здесь место для православного монастыря и не оставляет его своим покровительством. Многочисленны случаи заступничества самой Богоматери за монахов. Рукописные книги того времени повествуют об одном из них, происшедшем в 1607 году. Уже больше века прошло, как сбросила с себя Русь татаро-монгольское иго. Но отдельные татарские отряды еще бродили по земле, предавая огню и мечу все, что встречалось на их пути. Такой отряд оказался и в Почаеве. Некий монах проходил по горе, совершая молитвы. Татарин подскочил к нему, видимо, надеясь заполучить для себя невольника. Но увидев, что тот уже стар, со злости отсек ему голову. С отрубленной головой в руках инок, шатаясь, дошел до чудотворной иконы Божией Матери, положил перед Защитницей свою отсеченную голову… И только тогда предал свой дух Богу.

В 1674 году почаевский монах, находившийся в турецком плену и горячо молившийся Пресвятой Богородице, в праздник Успения был чудесным образом перенесен в обитель. В Лавре и по сей день хранятся его ручные оковы.

Спустя четверть века после кончины преподобного Иова на незащищенный Почаевский монастырь напала пятидесятитысячная конница турок и татар под предводительством визиря турецкого султана Кара-Мустафы. Монастырь в то время не имел еще ни сторожевых башен, ни крепостных стен. А за его деревянной оградой скрывалось множество мирных беженцев. Рано утром в монастыре начали служить молебен перед чудотворной Почаевской иконой Матери Божией. Как только раздались первые звуки молитвенных песнопений, в небе над храмом явилась сама Богородица с распростертым омофором в руках с небесными ангелами. Ее сопровождал преподобный Иов, и даже слышно было, как он молил Богоматерь не предать монастырь в неволю.

Не только монахи, но и турки тоже увидели фигуры в небе. И… нацелили на них свои стрелы. Стрелы градом летели в небесных защитников, но возвращались назад и поражали стрелявших. Нападающие пришли в ужас перед чудом, их охватила паника. Они бросились бежать, а немногочисленные защитники Почаева погнались за ними и даже взяли в плен несколько турок. Согласно лаврским летописям, пленники после этого остались в обители, приняли православную веру и до конца дней своих находились в монастырском послушании.

Но это было давно, может заметить кто-то. Хочу возразить: и сегодня присутствие Царицы Небесной, ее невидимый благодатный Покров в Почаевской Лавре разлиты повсюду. На собственном опыте испытала я это ощущение, которое, хоть и не умею передать словами, бережно храню в памяти уже несколько лет. Да разве только я? Как слепорожденный брат Анны Гойской перед чудотворным образом Почаевской Богородицы обрел когда-то способность видеть, так и мы здесь приобретаем зрение духовное. Наши полуслепые, отягченные мирской суетой и греховностью души все же чувствуют, где Солнце.

Но в этот сияющий, поющий, радостный и благодатный мир невозможно войти грязному, злому, завистливому, гневливому. Поэтому и просим каждый раз в молитве: «Боже, очисти мя, грешного!». Поэтому орошаем душу покаянными слезами. Но иногда хочется все же не плакать о грехах, а просто радоваться тому, что ты стоишь в этом храме, в Лавре, где незримо пребывают Матерь Божия и святые угодники, стоишь где-то у входа в Царствие Небесное. И потому, что Оно есть, на тебя, как и на всех, здесь стоящих, незримо падают лучи божественного света.

Мы долго стояли перед Почаевской иконой Божией Матери, поражающей своей необыкновенной красотой. Еще в царские времена написали ее в честь чудесного избавления от моровой язвы. Возле иконы стоят костыли. Их оставил здесь человек, с детства страдавший церебральным параличом. Рассказывают, что когда он приблизился к иконе, услышал таинственный голос: «Оставь свои костыли, они не нужны тебе больше». И почувствовал, что его всего будто обожгло сильным жаром. Он сделал вперед шаг… другой… Тело по-прежнему еще горело, а ноги – шли! Из храма тот человек вышел здоровым. Потрясенный тем, что с ним произошло, он с тех пор ходит по монастырям, рассказывая людям о своем чудесном исцелении.

Мало кто знает, что в Почаевской Лавре была исцелена от тяжелой болезни дочь Иосифа Сталина Светлана. Она потом неоднократно приезжала сюда, выстаивала службы, молилась. После смерти Сталина взяла себе фамилию матери – Аллилуева – и решила уехать за границу. Хотела увезти с собой и исцелившего ее старца, но он отказался. Старца звали Амфилохий, после кончины мощи его оказались нетленными, а самого Амфилохия причислили к лику святых.

А вот другой, на этот раз горький, пример. Он – о том, как промысел Божий может покарать святотатца. Было время прихода к власти генсека, обещавшего людям вскоре показать «последнего попа». Опять начались гонения. Храм Серафима Саровского кощунственно превратили в… морг. Церковь Святого Духа – в зернохранилище, храм Всех Святых – в кинотеатр. Весенним апрельским утром 1959 года в лаврский скит ворвалась группа милиционеров и во главе ее – первый секретарь Почаевского райкома партии. Его фамилия известна, вот только называть ее не хочется. По двум причинам – пусть сгинет даже имя это из людской памяти. И если остались где-то его потомки, чтоб их не жег стыд, они-то чем виноваты?

А тогда райкомовец собственноручно срывал иконы и разбивал их об землю. Когда монахи пытались его остановить, выкрикнул дерзко: «Если Бог есть, пусть отберет у меня самое дорогое!». Как только человек этот вернулся домой, ему передали телеграмму: утром в руках у его дочери Людмилы, работавшей в львовской химлаборатории, взорвалась колба с серной кислотой. Девушка получила такие тяжелые ожоги, что, по мнению врачей, должна была бы умереть сразу. Но промучилась в больнице до вечера, до того момента, пока ее отец не покинул скит. А если бы он в тот момент спохватился и покаялся? Возможно, осталась бы жива? Но на этом не кончились бедствия: сразу после похорон дочери кощунник пережил еще два страшных удара: застрелился старший сын, сошла с ума и попала в психиатрическую лечебницу жена.

Случившееся быстро стало известно в народе. На человека этого только что пальцами не показывали. Чтобы прекратились разговоры и забылась поразившая всех история, его вскоре перевели в другой район. Что дальше с ним стало, неизвестно. Но происшедшее люди помнят и по сей день.

В настенных росписях Пещерной церкви, кажется, можно увидеть все Евангелие. Но особенно потрясает душу фреска, на которой римские воины прибивают Иисуса Христа к кресту. Чтобы увидеть все изображения, переходишь на другую сторону храма, и замираешь в благоговейном ужасе. Даже руки и ноги холодеют: по мере приближения Спаситель приподымается вместе с крестом и провожает тебя страдальческим взглядом. Как это объяснить? Я лично не знаю. Высказывались предположения, что такой эффект возникает оттого, что фреска нарисована на полукруглом потолке. Но на том же потолке есть и другие фрески – они ведь не двигаются! А монахи прямо говорят, что это Христос напоминает всем пришедшим в храм, что он пострадал за каждого из нас.

Р.Б. Надежда Ефременко

Летописец№ 12 (33), 2011

Поделиться: