Кресту Твоему покланяемся, Владыко

Каждая неделя Великого поста имеет свое неповторимое лицо: на первой мы отмечали Торжество Православия, на второй — вспоминали святителя Григория Паламу, обогатившего Церковь учением о нетварном свете. Третья неделя, Крестопоклонная, проходит в воспоминании о Крестной Жертве Спасителя. Поклоняясь Кресту Христову, мы трезвимся, готовя сердца к встрече Пасхи Христовой.

Святая Церковь для укрепления и утверждения своих чад в середине поста износит за богослужением для поклонения Крест Христов. Это делается для того, чтобы напомнить о Великом Крестоносце, Спасителе нашем, Который ради нас и ради нашего спасения пришел в мир и подъял на Себя крестные страдания и смерть. Большего примера в жизни не может человек найти. А еще нас утверждает и нами водительствует Церковь Христова через евангельское учение, через заповеди, которые оставил нам Христос Спаситель. И вот для этого износится крест, чтобы подкрепить нас, утвердить в вере, терпении, любви и в этом Великом посту — в покаянии.

Как путник, уставший от долгой дороги, отдыхает под раскидистым деревом, так и православные христиане, совершая духовное путешествие в Небесный Иерусалим — к Пасхе Господней, находят в середине пути «Древо крестное», чтобы под его сенью набраться сил для дальнейшего пути. Или как перед приходом царя, возвращающегося с победой, вначале шествуют его знамена и скипетры, так и Крест Господень предваряет Христову победу над смертью — Светлое Воскресение.

При сем поклонении поется песнь: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим».

«Крест для иудеев — соблазн, для язычников — безумие, для нас, верующих, — спасение», – говорил святитель Иоанн Златоуст. Святой Крест Христов сияет как знамя победы над смертью и приготовляет нас к радостному прославлению Победителя ада и смерти. Крест, водруженный некогда посреди земли, подобен древу жизни, насажденному в раю. Древом искусились наши прародители – древом же спасено человечество. Благовестие о Кресте, прозвучавшее в Преполовение (в середине) поста, и поклонение ему утешительно напоминают о приближающемся Светлом Воскресении Христовом, которое невозможно без Крестной смерти. Строгие и скорбные богослужения предыдущих недель, особенно первой, могут и устрашить грешника, и растрогать самое окаменелое сердце. И вот теперь, посреди четыредесятницы, великое утешение и ободрение – Святой Крест выносится на середину храма для всеобщего поклонения. Вся служба посвящена Кресту, который маяком возносится над пучиной моря житейского, предлагая верное направление. Апостол, читаемый в этот день, указывает на крестные страдания Спасителя как на средство примирения нашего с Богом. Евангелие напоминает христианину об обязанности каждому нести свой крест, следуя за Распятым на Кресте. Господь пострадал ради нас, и во имя Его мы должны неустанно подвизаться в посте, молитве и прочих подвигах благочестия, отстраняя от себя и умерщвляя в себе все то, что препятствует этим подвигам. Так в сердце верующего запечатлевается Крест Христов как орудие нашего спасения, как знамение могущественнейшей силы, охраняющей нас на земле и отверзающей нам вход в небесное наше отечество.

Как четыре конца Креста связываются и соединяются в центре, так Божией силой содержится и высота, и глубина, и долгота, и широта, то есть вся видимая и невидимая тварь <…> древо жизни, насажденное Богом в раю, предъизобразило этот Честной Крест.

Преподобный Иоанн Дамаскин

В преполовение Великого поста, когда силы подвижников ослабевают и христиане утомляются, Церковь положила изнести его на середину святого храма для лобызания и созерцания. Изнести для того, чтобы с благоговением взирая на него и прикладываясь к нему, черпали мы от сей святыни для себя бодрость духа и шли на дальнейшее совершение многотрудного, но и многополезного великопостного поприща.

Ведь каждый из верующих знает, что если нелегки подвиги поста внешние, когда мы стараемся воздержаться от известного рода пищи с соблюдением умеренности при вкушении и дозволенного, то еще труднее подвиги поста и покаяния духовные. В самом деле, связать язык свой от злословия, воздерживаться от злопомнения, подавить в себе дух самолюбия, стараться совершить коренной переворот в пользу добра во всем своем существе  — это подвиг трудный в высшей степени.

Греховное начало, возобладавши однажды над человеком, нелегко поддается ограничению, усмирению и подавлению. Подавленное в одном направлении, оно обнаруживается в другом и, нарушая покой душевный, возбуждает брань духовную. Вот поэтому-то часто и у самых благочестивых и ревностно настроенных христиан является на пути покаянного подвига как бы некоторое утомление, их нравственное напряжение как бы ослабевает. Все это Святая Церковь знает и потому призывает всех утомленных и уставших от подвига Великого поста под сень Креста Христова…

Воспоминание о Кресте, о пострадавшем на нем ради спасения людей Христе Спасителе, о тех благодатных средствах, которые Он даровал всем труждающимся и обремененным для их нравственного подкрепления, — все это может ободрить и освежить христианскую душу, облегчить и успокоить ее скорби и томления…«Бог поругаем не бывает, строго отмстит Он поправшим крестные заслуги Его и дарованное туне спасение» — так каждому небрегущему о своем спасении вещает Крест Христов, чтобы как-нибудь устрашить и устыдить всякого человека, еще не потерявшего совести окончательно. Не вострепещет ли всякая душа от страха, помышляя о своей виновности пред Распятым Христом?

Увы, Господь мой! Ты на Кресте — я утопаю в наслаждениях и неге. Ты подвизаешься за меня на Кресте… я лежу в лености, в расслаблении… Господь мой! Господь мой! Даруй мне уразуметь значение Креста Твоего, привлеки меня к Кресту Твоему судьбами Твоими <…> Вне Креста нет живого познания Христа.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Но вместе с грозным напоминанием о суде и мздовоздаянии строгом Крест напоминает тем, кто не радел о своем спасении, и о том, что еще не все потеряно для них, если они не закоснеют в своих грехах, что Крест Христов, будучи знамением будущего Суда, вместе с тем есть и знамя любви, беспредельной, безграничной любви к нам Спасителя и Господа, что эта именно бесконечная любовь довела Его до Креста, до смерти, а потому, что бы ни было, отчаиваться не следует. Господь готов в любую минуту принять наше покаяние и простить нас. Святой Крест Христов для каждого из нас вразумительно говорит, что претерпевший на Кресте мучительнейшую смерть Господь наш Иисус Христос возлюбил нас наибольшею любовью — любовью до положения за нас самой души Своей. И какая любовь человеческая, даже самая самоотверженная, может сравниться с любовью Господа нашего Иисуса Христа к нам! Христос умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, грешников.

Все части мира были приведены к спасению частями Креста.

Святитель Василий Великий

Христос Свою беспредельную любовь к нам доказывает тем, что Он, будучи Истинным Богом, восседающим на Престоле славы Своей, сходит с Неба на землю, делается человеком, вступает в тягостные условия жизни человеческой, терпит лишения, скорби, труды, с лишком тридцать лет носит в Себе мысль, что Он должен тяжко пострадать на Кресте, три с половиною года терпит при Себе Иуду, предателя Своего, и обращается с ним как с другом, наконец, подвергается ужаснейшим унижениям, мучениям, смерти — и при всем том нимало не охладевает в Своей любви к человеческому роду, который довел Его до Креста!

Напротив, Он день и ночь с полной любовью заботится о спасении людей, наставляет их с терпением и снисходительностью, благотворит им, врачует их, воскрешает мертвых, прощает людям их злобу и ожесточение, плачет об их упорстве и погибели, молится Отцу Небесному даже за Своих распинателей, прося отпустить им тягчайший грех — грех христоубийства. Жертва любви, принесенная за нас Христом, так велика, что мысль человеческая теряется, когда старается обнять и уяснить ее себе. Невозможна любовь, бóльшая любви к нам Господа, положившего душу Свою даже не за друзей, а за врагов Своих.

Обыкновенно, по естественному закону и по чувству справедливости и благодарности, на любовь отвечают любовью, любовь одной стороны вызывает любовь стороны другой. Потому и мы на беспредельную любовь к нам Спасителя должны отвечать полной, готовой на все жертвы любовью к Нему. Любим ли мы Господа нашего за Его безграничную любовь к нам?

Ответом на этот вопрос служит наша жизнь, наше поведение. Признаком истинной любви людей к Нему Сам Спаситель поставил исполнение ими Его заповедей: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня». Поэтому даже в жизни нашей осуществляется Закон Христов, если мы исполняем Его заповеди и соблюдаем слово Его, то мы истинно любим Его. Если же мы поступаем вопреки заповедям Христа, то либо совершенно не любим Его, либо любим только на словах.

Одну из заповедей Христовых мы слышали из ныне чтенного Евангелия. «Кто хочет идти за Мною, – говорит Господь, – отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною». Эта заповедь Христова требует от нас, чтобы мы отверглись себя, то есть отказались от своего самолюбия, от всех греховных пристрастий и греховных дел и вообще от своей воли, подчинив ее беспрекословно воле Божией. Она требует также, чтобы мы взяли крест свой, то есть терпеливо и покорно несли тяжелые труды самоисправления и самоусовершенствования, труды, сопряженные с исполнением всех наших обязанностей, лишения, скорби, несчастья – вообще все то, что пошлет нам Промысл Божий. Заповедь требует далее, чтобы мы следовали за Христом, то есть чтобы мы любили учение Христово и Закон Христов и свою жизнь направляли по примеру Его жизни, в духе любви самоотверженной.

У каждого из нас свой жизненный путь. Что может помочь нам выстоять среди жизненных неурядиц? Прежде всего,

  • терпение;
  • твердость духа;
  • смирение;
  • безоговорочное принятие воли Божией.

Крест нам дается всегда по силам. Источник внутренней силы – готовность служить не собственному «я», а Господу и ближнему. Выполняйте Его заповеди, принимайте со смирением невзгоды и уверенно идите за Ним, взяв свой крест. Тернистым путем – к вечной славе.

Другая заповедь, исполнять которую также повелел Сам Господь, заключается в любви к нашим ближним. «Заповедь новую даю вам, – сказал Господь ученикам Своим, – да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою».

Значит, мы тогда только будем истинными учениками Господа и наша любовь к Нему только тогда будет истинной любовью, когда мы будем исполнять и заповедь о любви к ближнему – любви, подобной той, какою Он возлюбил Своих учеников, то есть когда мы возлюбим своих ближних так, что душу свою готовы будем положить за благо и спасение их.

Протодиакон Андрей Кураев в своей статье о Крестопоклонной неделе пишет: «У православных сейчас – четвертая неделя Великого Поста. Крестопоклонная. Три недели поста уже позади. Те, кто постились за компанию, уже отсеялись и вернулись к своим сосискам. У оставшихся «на посту» есть повод поставить себе хорошую оценку: «несмь яко же прочии человецы». И тут перед нашим чувством глубокого удовлетворения от нашей же собственной праведности вдруг ставится — Крест. Перед памятью о крестной боли аннигилируется память о тех неудобствах, которые несем мы на своем постном пути.

Крест — это стоп-сигнал, препятствие. Прежде всего это знак того, что твой собственный путь в избранном направлении (спасение, самосовершенствование, очищение) безнадежен. Ведь на Кресте — Тот, Кого в Средиземье называют Илуватаром, в Нарнии — Асланом, в греческом тексте Символа веры — Поэтом. То есть — Творец. Если такая помощь посылается из такого источника, значит, мое восхождение было иллюзорно, а вокруг меня не без моих усилий конструировался мир катастрофы.

Видишь ли, чем диавол победил, тем и сам побежден; он через древо одолел Адама, и Христос древом же победил его. То древо низвело нас в ад, а это и низвер-женных в ад извело оттуда <…> Те, кто с верой и любовью поклоняются Кресту, знают присущую ему силу и пользуются ею для победы над диаволом.

Святитель Иоанн Златоуст

Христианство — жесткая религия. Крест — это главный поступок того Бога, в которого верят христиане. И в этом Его поступке одновременно и немыслима помощь нам, и немыслимо жестокий диагноз нам же. Если помощь оказывается в таком ошеломительном объеме, то она называется уже не помощью, а спасением. Спасают же там, где угроза умножилась на бессилие.

Христианство, возвеличив человека («ты не пыль, «нас ради человек и нашего ради спасения» Бог сам стал таким как ты») одновременно его и унижает («забудь о самосовершенствовании и самоспасении, ты, сотериологический неумеха). Успехи йогов, жрецов и толкователей отодвинуты в сторону. Никакой ритуально-социальный «закон никого не довел до совершенства», говорит первым христианам некогда очень продвинутый «толкователь» («книжник»). Засмотревшись на Крест, этот Павел все свои былые заслуги, успехи и преимущества теперь расценивает как «сор» (Флп. 3,8).

У подножия Креста лежит большая куча, составленная из олимпийских медалей, генеральских погон, докторских дипломов и черных поясов. Человеческие знаки отличия и преимущества вдруг переживаются как слишком маленькие. Они подарили несколько дней радости и триумфа, но так и не смогли заполнить собою боль и бездну души. Так Крест разрушает мирки.

Кто может достаточно изъяснить тайну Креста, послужившего орудием страдания Спасителя? В самом деле, сколько было других способов, посредством которых Он мог исполнить совет Свой относительно страдания за нас! И однако из всех Он пожелал и избрал один этот…образом Креста все содержится в мире и что он веко-вечнее всего содержимого им.

Святитель Григорий Нисский

Но он же хранит Вселенную. Крест — форма устойчивости. Если Бог так, крестно, заботится о человеке, значит, на такого Бога и на Его Крест можно положиться. Человек не потерян и не растворен в эфирных безднах. Крест охраняет его от «древнего Зла». И потому под сенью Креста можно жить.

Олимпионик может идти на тренировку, банкир — в банк, генерал — в штаб, студент — в аудиторию. Если ты помнишь о той цене, которой ограждено твое бытие, ты имеешь право на быт. Ты можешь жить на земле и идти земными путями. Просто найди свои слова для памяти о том, что по-своему сказал Сергей Трофимов: Все-таки весна — это чудо от Бога, Тайна мирозданья в улыбке Творца А земная жизнь — это просто дорога, Только долгий путь от креста до венца И в конце пути — ощущенье свободы Оттого, что там, где рождается новь, За меня, дурного, над всем небосводом Тело держат гвозди, а душу — любовь. Надеемся, что душеполезным будет и чтение отрывка из романа И.С. Шмелева «Лето Господне», в котором ярко раскрыты смысл и красота православных праздников, обычаев и обрядов. Роман написан так талантливо, что стал подлинной энциклопедией жизни русского православного человека. Вот что мы читаем в романе об обычаях Крестопоклонной недели: «В субботу третьей недели Великого Поста у нас выпекаются «кресты»: подходит «Крестопоклонная». «Кресты» — особенное печенье с привкусом миндаля, рассыпчатое и сладкое. Где лежат поперечинки «креста» — вдавлены малинки из варенья, будто гвоздочками прибито. Так спокон веку выпекали, еще до прабабушки Устиньи — в утешение для поста.

Горкин так наставлял меня: Православная наша вера, русская… она, милок, самая хорошая, веселая! и слабого облегчает, уныние просветляет, и малым радость. И это сущая правда.

Хоть тебе и Великий Пост, а все-таки облегчение для души, кресты-то. Только при прабабушке Устинье изюмины в печали, а теперь веселые малинки. «Крестопоклонная» — неделя священная, строгий пост, какой-то особенный, «сугубый», — Горкин так говорит, по-церковному Если бы строго по-церковному держать, надо бы в сухоядении пребывать, а по слабости облегчение дается. В середу — пятницу будем вкушать без масла, — гороховая похлебка да винегрет, а в другие дни, которые «пестрые», — поблажка: можно икру грибную, суп с грибными ушками, тушеную капусту с кашей, клюквенный киселек с миндальным молоком, рисовые котлетки с черносливно-изюмным соусом, с шепталкой, печеный картофель в сольце. А на заедку всегда «кресты»: помни «Крестопоклонную». «Кресты» делает Марьюшка с молитвой, ласково приговаривает: «А это гвоздики, как прибивали Христа мучители-злодеи… сюда гвоздик, и сюда гвоздик», — и вминает веселые малинки. А мне думается: зачем веселые… лучше бы синие чернички… Все мы смотрим, как складывает она «кресты». На большом противне лежат они рядками, светят веселыми малинками. Беленькие «кресты», будто они из лапки, оструганы. Бывало, не дождешься: ах, скорей бы из печи вынимали! И еще наставлял Горкин: вкушай крестик и думай себе — «Крестопоклонная», мол, пришла. А это те не в удовольствие, а… каждому, мол, дается крест, чтобы примерно жить… и покорно его нести, как Господь испытание посылает. Наша вера хорошая, худому не научает, а в разумение приводит…».

Крест Христов для нас — победный венец <…> Всегда запечетлевай себя Крестом, и зло не прикоснется к духу твоему.

Преподобный Ефрем Сирин

Крестопоклонная неделя – ужели на весь год одна… …умылась серебром метели перед Святым Крестом душа… и свет проник сквозь раны сердца! покой Небес объял меня, как словно приоткрылась дверца в мир Благовестия Творца: …учись прощать, когда не можешь и слова доброго сказать… учись забыть, когда тревожит и возвращает память вспять… учись сиять, когда лучина в твоей душе едва горит… учись любить, когда гонима и негде сердце приклонить… …я от Креста иная встала, как словно Свет вошел в меня и осветил, где было мало, с великой щедростью любя…

Летописец№ 3 (36), 2012

Поделиться: