Разговор с ребенком (часть 2)

(Окончание. Начало в 1(34), 2(35), 2012)

17 лет…

Начать с чистого листа. Такую возможность дает современная система образования. Почти каждый школьник вырывается (или его вырывают помимо желания) из ученического коллектива, семьи, переезжает в другой город, селится в общежитие. Это возможность увидеть себя целиком. Без бахромы связей, паутины привязанностей, которыми обросла душа. Таких моментов в биографии большинства людей – один–два, не более. И через месяц после вырывания растения души с корнем и пересадки его на новое место понимаешь, что начинаешь обрастать новыми корнями, новой листвой, новыми связями, ничем не отличающимися от прежних. Этот этап необходим в жизни каждого человека. Не столько испытание на прочность, сколько возможность увидеть себя отдельно от влияния окружения… Казалось, окружение навязывало тебе ритм жизни, формировало интересы, определяло уровень твоей личности в целом. Не удовлетворен – поменяй ситуацию в корне, не теряй этой уникальной возможности. Раньше тебя тяготила инерция круга общения, окружающие подсознательно определяли то, каким ты должен был быть. Пожалуйста, жизнь дает тебе возможность показать, что ты глубже, многогранней, лучше, если тебя не загонять в жесткие рамки ожиданий окружающих. Во время обучения в институте от тебя не ждут ничего, даже того, что ты действительно будешь учиться (преподаватели тихо надеются на это, но почти всегда напрасно). Обучение в вузе и жизнь в общежитии на птичьих правах и таком же пайке можно сравнить со стадией куколки. Толстая жирная гусеница в оптимальных условиях 17 лет накапливала биомассу, и вдруг перестала интересоваться материальным миром, ушла в себя, занялась своей качественной перестройкой. Пройдет пять лет, получишь диплом о высшем образовании – и лети бабочкой на все четыре стороны. Чем резче отделен переход стадий «гусеница – куколка – бабочка», тем качественнее произойдет превращение, тем дальше будет полет. Насекомые с неполным превращением (дети, по разным причинам не поступившие в вуз или не отделившиеся от родителей на самостоятельный «прокорм»), например, кузнечики, тараканы, клопы, постепенно видоизменяются от линьки к линьке, не меняя коренным образом своего кормового объекта. Только насекомые с полным превращением, со стадией куколки, например, бабочки, осы, комары, способны коренным образом поменять среду обитания и образ жизни. Чем меньше времени во время обучения в институте ты будешь отвлекаться от своего внутреннего мира и от учебы, тем более завершенным, полным будет твой метаморфоз, превращение из гадкого утенка в лебедя.

18 лет…

Взрослый мир, взрослые отношения, взрослая ответственность. Ощущения свободы, парения, полного управления собой у тебя так и не получилось – может и хорошо, что не получил ожидаемого. Сильным делают не победы, а поражения. Постепенно возникает ответственное отношение к окружающим. Постепенно, но (ох!) как медленно! Все еще пинки и подзатыльники (отрицательная мотивация) определяют поведение личности. Ух ты! Новое слово! Личность! Такого к тебе еще никто не применял? Да. А почему в 12 или 15 лет ты личностью не был? Был, только на очень небольшой процент времени, но был. Не количество прочитанных учебников, не хлам жизненного опыта, а мера осознания себя как единого целого, нерас-щепленного на комнаты, пласты подсознания и т.д., определяет тебя как личность. Целостность, устремленность к цели, которая улавливается, осознается тобой эпизодически, делает человека личностью…

19 лет…

Все – не твое. Ходишь в храм, а кажется, что ответа на свои вопросы, решения проблем не получаешь… Временами разрываешься между внешними делами, временами, не часто, даже удовлетворение от жизни испытываешь. Внутренний мир? О нем вспоминаешь по инерции в храме и тогда, когда кто-то из близких умирает. Но все чаще пропадает ощущение себя, как страдающего, нуждающегося в помощи. Вслед за этим пропадает и молитва, которая была в детстве. Понятно, ведь больше девяти десятых времени о душе и не думаешь. Тащишь в храм души все, что ни попадя… Жизнь движется, как трамвай по рельсам. Иногда страшно становится от предсказуемости. А внутри все острее жажда Бога, желание найти себя, потерянного в суете и житейских проблемах… В душе холод. И это все? Это все, к чему ты стремился? Обрести профессию – не более? Да, ты почти достиг того, к чему стремился. Выбирай цели дальше. Но не снаружи, а внутри души выбирай, вернись к тому состоянию, каким был раньше. «Станьте как дети»… Ох, как тяжело это тебе, привыкшему не отказывать себе ни в чем… Если окружающие ничего от тебя не требуют – потихоньку бредешь по жизни? Если раньше ты стремился к целям, то сейчас уходишь от неприятностей. Знания есть, мудростью и не пахнет. Как стирательной резинкой карандашные рисунки кто-то вытирает из памяти воспоминания детства. Реальна молодость. Хочется исправить все, что натворил. Терзают мысли сейчас – терзать будут и в вечности, покой сейчас – покой будет и в бесконечной загробной жизни. А Бог любит тебя, даже такого, как ты сейчас есть, грешного, страстного, в духовном сне находящегося. Исповедайся, причастись – и в путь… Борись за собственную душу, борись с окостенением, омирщением, с застоем в сердце, одним словом, борись. Двигайся. Не под влиянием пинков жизни, а сам, по собственной инициативе двигайся. Результат – дело второе, главное стремиться к жизни сердечной, к молитве, о которой читаешь в утреннем и вечернем правиле, к Богу в глубине сердца твоего ждущего тебя. Бог поможет. Слышишь: «Се стою при дверях и стучу…»…

Р.Б. Виктор Бригадиренко

Летописец№ 3 (36), 2012

Поделиться: