С любовью вспоминаю своих родителей

Жизнь прожита длинная… Много праздников пришлось праздновать: были и 1 мая, и 7 ноября, и 8 марта, и дни рождения разных вождей… Никогда не протестовала и по обязанности организовывала всяческие праздники… Зарабатывая на жизнь, многие годы летом была старшей вожатой и начальником пионерского лагеря на берегу Черного моря. И там были праздники (открытие и закрытие лагерной смены, приезды почетных гостей (неоднократно пришлось встречать космонавтов – это были замечательные люди)), и, конечно – день нептуна… Это была традиция во всех лагерях, расположенных на берегу моря… И было всем очень весело, когда дети, измазавшись грязью (лечебной грязи было много в лимане), изображали свиту царя морей… Сейчас размышляя об этих праздниках, думаю, что, наверное, недаром Господь после православного детства дал мне возможность пройти через все перепетии жизни, чтобы отделить зерна от плевел, и в праздниках тоже. Но ожидание Пасхи в душе осталось с детства и никогда не покидало ее.

Семейные традиции подготовки к этому празднику сохранили родители, но, безусловно, главная роль в этом принадлежала маме. Читая книгу И.Шмелева «Лето Господне», я вспоминала нашу семью… Дом у нас был небольшой, но очень уютный. Я очень любила столовую, посредине которой стоял круглый стол, вокруг него – шесть красивых стульев. Столовая всегда была местом приема гостей, а перед Пасхой она «принимала куличи». Но об этом немного позже.

На Масленицу приходило много гостей. А потом дом затихал. В Великий пост на столе лежала темная скатерть, а на стульях в тон ей были чехлы. Светлые шторы снимали на всех окнах.

Запрещались детям шумные игры. А вот на Благовещение обязательно приглашали гостей. Мне не заплетали косы, позволяли распустить волосы и перевязать их лентой. Потом – подготовка к Вербному воскресенью. Мама принимала активное участие в подготовке всех праздников в храме: стирала, крахмалила и гладила облачения, а потом несла их в церковь, вместе с женщинами занималась уборкой и облачением храма. К Вербному — у нас дома готовили множество букетиков из вербы, украшая их ленточками и цветами. В больших корзинах букетики переносили в храм и вручали прихожанам.

А потом – подготовка к Пасхе. Мама была рукодельница, прекрасно шила и вязала. В детство это воспринималось как само собой разумеющееся, а сейчас не перестаю удивляться ее умению, а главное – терпению и желанию украсить дом. Мама связала крючком очень красивым узором два комплекта (один белый, второй – абрикосового цвета), в них входили шторы на все окна, две скатерти, покрывала на четыре кровати и множество салфеток. К Пасхе белый комплект перестирывали, крахмалили, гладили и в Великую субботу украшали все комнаты.

А вот о подготовке пасхального стола – разговор особый. Во дворе у нас стояла летняя кухня с русской печью. В холодное время готовили и пекли хлеб в доме, но к Пасхе она оживала. Печь протапливали, становилось тепло – и здесь мама заводила (это ее слово) тесто. Мне разрешалось присутствовать, но только сидя или лежа на печи. Оттуда я и видела все происходящее. Куличи у мамы были всегда очень вкусные, последний раз она испекла их в 91 год! А потом долгих пять лет лежала, не поднимаясь после перелома ноги… Но память у нее сохранилась светлая, и всегда перед Пасхой она давала советы… Сохранились у меня ее рецепты, и куличей, и сырной пасхи. Собственно, по этим рецептам я и пеку всю свою жизнь.

Формы для куличей были из черного железа, в подготовке их мне разрешали принимать участие. Формы были разной величины: самая большая – для папы, а для меня – самая маленькая. Пекли большие куличи в храм и для гостей. Когда куличи помещали в печь – вот тут начинался для меня праздник – запах был необыкновенно вкусный и я вдыхала его, лежа на печи. Иногда под этот запах и засыпала… Потом куличи переносили в столовую и укладывали на диван, застеленный чистыми простынями. И куличи «отдыхали»,,. А я ходила у закрытой двери и продолжала нюхать… Почему-то в детстве я не ела хлеба, но на Пасху всегда съедала множество кусочков куличей и запивала молоком. И сейчас так делаю…

Для всех готовили праздничную одежду, украшали две корзины и помещали туда куличи и крашеные яйца. И все вместе шли в храм. Пока была маленькая, меня несли туда и обратно, а потом шагала сама… Храм сиял белым облачением, множеством свечей и праздничными лицами прихожан. Это были люди, сохранившие Православную веру за границей, она была напоминаем о родине, из которой они уехали во время революции, а дети у большинства родились уже в эмиграции. Вера была тем стержнем, который давал возможность чувствовать себя русскими!!!

Сохранилась светлая память обо всех, кто приходил к нам домой на праздник. Вот тут главным лицом был папа, он встречал гостей и был за столом хозяином. С любовью вспоминаю своих родителей, которые сумели сохранить веру не только в эмиграции, но и после приезда в Союз (СССР). Сложные были времена, но Пасхальная радость всегда жила в их сердцах и, слава Богу, ожила и в моем!!!

Р.Б. Ольга Патока

Летописец№ 4 (37), 2012

Поделиться: