Помощь приходит из глубины сердца (часть 1)

Божественная Литургия – служение человека Богу и, одновременно, служение Бога человеку. Насколько возможно общение Бесконечного с ограниченным, Всепрощения с мстительностью, Мудрости с глупостью?.. Непременно должен возникнуть конфликт. Но конфликт никогда не возникает, потому что одна из сторон – Всепоглощающая Любовь. Бог любит нас, грешных, завшивленных, пьяных, вонючих, горделивых, злобных, ограниченных, замкнутых в своем эгоизме… Он ждет лишь обращения, просьбы о помощи, и эта помощь тут же приходит, не зависимо от того, достойны ли мы ее или нет. Задача православного человека – почувствовать эту помощь.

Помощь приходит из глубины сердца, из родника, находящегося в самой глубине озера души. Донные отложения, накопленные за десятилетия, не дают почувствовать эту помощь. На дне этого озера скапливаются упавшие и разбухшие стволы деревьев стремлений и целей, строительный мусор планов и программ действий, опавшая листва повседневных дел, трупы обид и ненависти и другая пакость. Все это гниет, отравляет воду души.

Гидробиологи делят водоемы на эвтрофные (богатые растворенными органическими веществами), мезотрофные (со средней концентрацией) и олиготрофные (бедные биогенными элементами). Все видели эвтрофный, богатый питательными веществами пруд в степной зоне во второй половине лета: зловонная экосистема, с температурой воды выше 25 °С, высокой концентрацией солей, фосфора и азота, в воде буяют зеленые водоросли, сине-зеленые бактерии. Последние приводят к заморам многих видов беспозвоночных животных и питающихся ими рыб – плода души, которого ожидает от нее Творец. Вода мутная, теплая, пахнет сероводородом, аммиаком, канализацией. Такова душа большинства людей. И лишь у святых водоем души становится олиготрофным, бедным органическими веществами, чистым. Многие, наверное, видели, хотя бы в фильмах, красоту высокогорных озер. У меня, например, незабываемое впечатление осталось после посещения озера Синевир в украинских Карпатах. Высоко в горах, глубокое, зажатое среди гор, окруженное высоким хвойным лесом, холодное даже в середине лета, с кристально чистой водой – такое озеро напоминает душу человека, поднявшегося над суетой повседневности, углубившегося в себя, не возмутимого и не колеблемого никакими превратностями жизни, видящего глубины своего собственного сердца. Некоторым из нас встречались в жизни люди, в присутствии которых исчезает любое волнение на поверхности, ил и муть на дне нашей души оседают. Такие люди наперечет – это образ и подобие Божие. Они стяжали Духа Святаго, превратили свою душу из мелкой мутной лужи в глубокое тихое озеро.

Как добиться такого потрясающего превращения души? Не знаю. Но знаю, как превратить озеро из эвтрофного в олиготрофное. Может быть и с душой нужно поступать так же? Скорее всего. Попробую описать кратко и понятно.

Круговорот веществ в любой экосистеме можно подразделить на быстрый (тактический) и медленный (стратегический). Углерод, например, может быть на один сезон заключен в теле травянистого растения или беспозвоночного животного. Однако большая часть этого биогенного, несущего жизнь, химического элемента сосредоточена в многолетних стволах деревьев или гумусовых фракциях почвы. То же – и в водной экосистеме: в растворенном состоянии в воде содержится лишь несколько процентов питательных веществ от количества, находящегося на дне. Когда волнение на поверхности озера души отсутствует, человек думает, что он «почти» олиготрофный. Но стоит подуть ветру, пойти ливню и муть со дна души поднимается, да такая, что хоть нос зажимай. Это, собственно, лучший метод очистки водоема – промывание его дополнительными порциями воды, «отливание» поднявшейся порции донной мути. Мы унываем: дескать, меня все раздражают, возмущают, утомляют поручениями или просьбами. А ведь это и есть очистка от мелкой фракции донного мусора. Эту фракцию лопатой не выгребешь и ситом не отфильтруешь… Это, так сказать, тактический, быстрый круговорот органики.

Большая часть углерода, азота и фосфора в водоеме сконцентрирована в затонувших крупных растительных остатках. Их ливнями и даже штормовым ветром не расшевелить. Тут нужна планомерная дноочистительная работа, многочасовая работа аквалангиста, специальной техники. Сначала я сам должен увидеть стволы затонувших деревьев, сосредоточиться на неверных целях, приоритетах, ценностях, находящихся в глубине души, не показывающихся на ее поверхности. Потом извлечь их на свет Божий глубоким покаянием и исповедью. Все коряги за один раз не вытащить. Нужно по одной, методично, планомерно и осознанно заниматься этим процессом. Не знаю, сколько их там, но буду работать, не покладая рук работать, сколько даст Господь времени жизни и сил.

В процессе расчистки дна выяснится, что озеро имеет в глубине источник, родник, забросанный мусором, покрытый валежником и слоями ила. Постепенно очищу его, дам возможность поступать новым порциям живительной влаги, не замутненным поверхностными стоками повседневной жизни чистым холодным глубинным водам. Для уменьшения поверхностного притока в водоем новых порций мути необходимо, чтобы береговая линия была четко оконтурена камнями молитвы и корневыми системами деревьев смирения и послушания. Водоем, увеличивающий свою площадь, при сохранении режимных характеристик притока воды неминуемо заилится и засорится вследствие береговой эрозии. Хочешь стать олиготрофным водоемом – не стремись к увеличению площади водного зеркала, ограничь периметр контакта с наземными экосистемами.

Хочешь добиться быстрого и кардинального очищения дна водоема – спусти воду, как делают это арендаторы ставков. Но очень болезненно это – в десяток раз уменьшить запас воды, даже на относительно короткое время. Примеры подобного принудительного или добровольного уменьшения сферы внимания – онкологическое заболевание, тюремное заключение или уход в монастырь. Перестают отвлекать и интересовать десятки факторов, поводов, прилогов, посторонних воздействий, разум сосредотачивается на глубинах души… Больно это, ох как больно. Поэтому и посылает Господь такие переживания не всем.

Озеро, как и человек, – открытая экосистема. Всегда присутствует потеря влаги хотя бы через один ручей. Многие Святые Отцы сравнивали два больших озера Израиля с двумя типами душ людей. Генисаретское озеро, на берегах или вблизи которого большую часть Своей земной жизни провел Спаситель, – подобие рая земного. Кристально чистая, пресная, прозрачная его глубина сейчас обеспечивает водой весь Израиль. Озеро отдает воду реке Иордан, которая течет на юг и впадает во второе озеро страны – Мертвое море, никому не отдающее свои воды. Но законы природы неизменны: вода испаряется, а соль остается, тысячелетиями накапливается, высыхает по берегам, разносится ветром на десятки километров, убивая все живое.

Не нужно экономить воду, стремиться накопить в себе ее максимальное количество и удерживать максимально долго. Поверхностное испарение никто не отменял. Чем больше влаги передадим другим озерам – тем больше будет продуктивность донного родника, тем больше Господь пошлет благодати. Не по заслугам нашим пошлет, а по Благости, Любви Своей к нам, грешным людям, пошлет.

Разум большинства мирских людей скользит по поверхности озера, его пугает темная глубина. Намного привычнее на берегу, где строит он города, распахивает поля, вырубает леса. Отходы всей этой бурной деятельности рано или поздно попадают в озеро. Вырубка леса на склонах окружающих гор ведет к развитию селей, оползней… Существует две крайности. Разум одних людей настолько увлекается береговой хозяйственной деятельностью, что в кратчайшие сроки отравляет все озеро. Разум других людей, напротив, впадает в лень, расслабленность, уныние, одолевается играми, алкоголем, наркотиками или телевизором… Не важно чем, лишь бы подальше от озерных глубин. Другому учат Святые Отцы Церкви. Учат вниманию, сосредоточенности, покаянию, внутреннему деланию, любви, работе с озерными глубинами… Гидробиологи неоднократно отмечали, что максимальное количество видов характерно для мезотрофных озер. Максимальное разнообразие повседневных мыслей и чувств посещает среднего (мезотрофного) человека, особо не стремящегося к праведности и не склоняющегося ко греху. Олиготрофные и эвтрофные водоемы, напротив, имеют меньшее количество видов живых организмов. Отъявленный грешник и великий святой имеют небольшое количество вариантов форм поведения (понятно, что кардинально отличающихся по своей природе). С продуктивностью не так. На единицу площади водной экосистемы максимальная биомасса продуцируется за равный промежуток времени эвтрофными экосистемами. Больше всего греха, деградации, разрушения для окружающих наносят отъявленные грешники.

(Продолжение следует)

Р.Б. Виктор Бригадиренко

Летописец№ 4 (37), 2012

Поделиться: