Семейный ужин как лучшее время для образования детей

Читать за столом что-нибудь душеполезное – обычное дело для монастыря. Все чинно сидят, едят. Тихо, конечно. Кто-то один стоит у аналоя и на весь трапезный зал читает жития святых, писания отцов Церкви… Но в семье это вроде бы никак невозможно. По крайней мере в такой, как моя, в большой семье с маленькими детьми. Старшим детям, положим, будет интересно что-то послушать за едой. Да и то недолго. А про младших и говорить не приходится. Ну, неужели полуторагодовалый малыш, который рукой накладывает в ложку картофелину, пытается донести ее до места назначения, а потом плачет, когда картошка оказывается на полу, – неужели он позволит кому-то из своих сотрапезников слушать что бы то ни было?! И потом: кто будет читать? Кого лишить возможности поесть вместе со всеми? Кого заставить доедать остывший ужин в то время, когда остальные будут торопиться вовремя лечь спать, чтобы завтра идти в школу, на работу?..

Все это нереально, из области фантастики. Может быть, когда дети вырастут или когда в доме появится прислуга, тогда получится? Если это вообще нужно, конечно.

123

***

Святитель Иоанн Златоуст произносил свои знаменитые гомилии шестнадцать веков назад. Проповеди этого великого вселенского учителя и святителя удивительно легко применимы в любой эпохе, в любой культуре. И сегодня мы, жители мегаполиса XXI века, можем растить свою семью, православную семью, основываясь на учении этого отца Церкви. Обычно даже ничего адаптировать не приходится – надо только стараться, только пытаться.

Но иногда все же встречаются «бытовые мелочи» явно из ушедшей культуры и в словах Златоуста. При этом на этих «мелочах» вселенский учитель выстраивает важные и интересные поучения о том же воспитании детей. Так, святитель неоднократно, в самые разные периоды своей проповеднической деятельности, говорит об образовательном значении семейных ужинов. Это сильно, это красиво. Но казалось совершенно неприменимым к моей жизни, к жизни моей семьи.

***

Вот что святитель Иоанн Златоуст говорит о совмещении трапезы и образования в семье. Сразу замечу, что никаких аналогий с пустынножителями он не приводит. Речь идет о самой обычной семье.

Святитель Иоанн Златоуст: «Итак, чтобы был какой-либо плод и вам, и нам, нам от учительства, а вам от слушания, пусть предлагается у вас вместе с телесною трапезою и духовная»:

  • «Нет ничего приятнее божественнаго учения. Послушай, что о нем говорит пророк: коль сладка гортани моему словеса Твоя, паче меда и сота устом моим (Пс. 118: 103). Этот сот полагай на вечерней трапезе, чтобы всю ее исполнить духовнаго веселия».
  • В трактате «О воспитании детей» Златоуст предлагает родителям рассказывать ребенку сюжеты Священного Писания «в один вечер за трапезой», затем на следующих трапезах «повторять пройденное».
  • Святитель не раз заканчивает свою проповедь подобными словами: «Все это, возлюбленные, удержим в памяти и, возвратившись домой, предложим двоякую трапезу, одну из снедей, другую – из слышаннаго; муж пусть передает сказанное, а жена пусть учится; пусть слушают и дети, да и домочадцы пусть не будут лишены этого поучения… Итак, чтобы был какой-либо плод и вам, и нам, нам от учительства, а вам от слушания, пусть предлагается у вас вместе с телесною трапезою и духовная».
  • Также и «обучение духовному пению» должно сопровождать трапезу. Златоуст призывает отцов, чтобы они «жен и детей учили петь такие песни… особенно за трапезою. Так как диавол строит козни большею частию во время пиршеств, при помощи упоения, пресыщения, непристойного смеха и душевного расслабления, то особенно тогда, и перед трапезою и после трапезы, нужно защищать себя от него оградою псалмов и, вставши из-за стола, вместе с женою и детьми воспевать Богу священные песни». В обучении пению и в самом пении участвует вся семья, под руководством отца поют жена и дети, и это является образовательным действием для всех участников.

Получается, что время общей трапезы в доме – это время образования, время пения духовных песнопений и обучения Священному Писанию.

«Обучение за ужином» – это урок, вписанный в уклад жизни дома, встроенный в жизнь дома

В подобном «обучении за ужином» есть такая особенность. Это урок, вписанный в уклад жизни дома, встроенный в жизнь дома. Отец – учитель на этом уроке. Учит он тому, чему он сам, в свою очередь, был научен Церковью. Что интересно, форма урока-трапезы позволяет проводить обучение не «с кафедры», «сверху», но обучение беседой, «вместе», «рядом».

***

Безусловно, ужин как время для общения используют многие семьи. Рассказывают, как прошел день, что случилось. Ужины, впрочем, как и обеды, и завтраки, устраивают дипломаты и бизнесмены, чиновники и массмедиа вовсе не для того, чтобы вкусно поесть, а именно для общения, для того, чтобы в неформальной обстановке обсудить что-то, договориться о чем-то, познакомиться и прийти к взаимопониманию.

Ужин, особенно праздничный, в человеческой культуре имеет именно социальное, сакральное и образовательное значение. Пиры в античности, с хорами и чтениями, выбором тем для бесед, брачные пиры, раннехристианские агапы – бесконечный список самых разных по значению и содержанию «священных ужинов и обедов» можно продолжить.

В нашей действительности вечерняя трапеза – ужин, единственный прием пищи за день, когда вся семья собирается вместе за общим столом. Только к ужину у всех детей заканчиваются всевозможные школьные и дополнительные занятия, только к ужину папа возвращается домой. Именно за ужином мы вместе, и уже никуда не торопимся.

***

Петь молитвы хором, всем вместе перед едой, после еды легко и просто, это как раз обычное дело в церковной семье. А вот во время еды… Сели за стол – и что дальше? Душеполезные беседы? Как, о чем? Это все как-то должно само собой сложиться. По мысли Златоуста, папа может, конечно, пересказывать услышанное в храме. Но чаще всего мы бываем все вместе на богослужении, и пересказ не требуется.

Как же по завету святителя соединить телесную и духовную трапезу? Легко возникает ассоциация с тем самым монастырским чтением за столом. Преодолеть миллион препятствий и все-таки попытаться.

Если мы будем читать за столом жития святых, что-то из бесед отцов Церкви, современных авторов – безусловно, это будет духовная трапеза. Легко, понятно, не надо вымучивать специальные душеполезные темы. Но даже если обойти описанные технические трудности, приходится признать: родителям-то хорошо, а детям за что страдать?

Когда я была ребенком, мои родители иногда устраивали такие чтения за столом, по-монастырски. И вот, положа руку на сердце, быстро становилось скучно. Хочется что-то сказать, а нельзя перебивать папу, который читает. И ждешь, бесконечно долго ждешь, когда же, наконец, закончится это чтение. И еще: уже все тарелки пусты, и хочется бежать по своим детским делам, а надо дослушать, да еще и продолжать сидеть тихо. Пытка.

Мы с родителями часто бывали в монастырях, и нам, детям, много раз приходилось бывать на монастырских трапезах. Тогда монастыри только открывались, насельников было мало, и даже малышей могли посадить за стол вместе с монахами. Когда мне было восемь лет, я даже жила в одном скиту без семьи целых три дня. Слушать чтение за трапезой было тогда легко: это казалось одним из атрибутов эксклюзивной взрослой жизни. Да еще меня не одергивали постоянно, требуя тишины: матушка, которой меня поручили, была начальницей скита и сидела во главе стола, довольно далеко от меня. Поэтому можно было спокойно получать удовольствие от еды и одновременно слушать что-то.

Как же сделать чтение за столом интересным и легким для моих детей, чтобы они ждали этого чтения, а не боялись его? Главное, как всегда, начать. И я начала читать за ужином. Начала я с того, что стала читать Великим постом. С новорожденным малышом на руках я сидела за общим столом, остальные дети и папа ели, я читала. Это было нетрудно. Малыш все равно не давал мне спокойно поесть. После чтения я передавала малыша мужу, а сама ужинала.

Потом мы периодически возвращались к чтению за столом. Например, накануне праздника нужно было рассказать старшим детям о празднуемом событии, но времени не было. Ужин – самое время, чтобы своими словами рассказать или почитать что-то детям. Мало-помалу чтение за ужином стало для нас не странной обузой, а обычным и ожидаемым делом. И хотя организация такой «образовательной трапезы» проходит у нас все-таки в тестовом режиме, и наверняка изменение обстоятельств повлечет за собой новые неожиданные особенности, все-таки уже можно сделать некоторые выводы из поставленного эксперимента.

(Продолжение следует )

Поделиться: