Пребывать в вере, любви и единении

Архиерейский Собор РПЦ о внутрицерковной жизни и уврачевании разделений

В работе Архиерейского Собора Русской Православной Церкви принимала участие  делегация Днепропетровской епархии во главе с Высокопреосвященнейшим Иринеем, Митрополитом Днепропетровским и Павлоградским.

О том, как проходил Собор, какие вопросы рассматривал и какие решения принял, рассказывает Владыка Евлогий, архиепископ Новомосковский, викарий Днепропетровской епархии.

– Архиерейский Собор Русской Православной Церкви длился с 29 ноября по 2 декабря текущего года За это время были обсуждены важнейшие вопросы жизни Церкви и общества, приняты глубоко обоснованные решения.

Собор был отмечен высочайшим уровнем представительства.  Из 386 архипастырей Русской Православной Церкви на него прибыли 347. Отрадно было видеть в Москве абсолютное большинство Предстоятелей Православных Церквей. Онии имели статус гостей, не могли влиять на решения, вносить предложения, но сам  факт их приезда свидетельствует о наших крепких духовных связях. Те же Предстоятели, кто не смог этого сделать, прислали свои делегации и Послания, которые были зачитаны.

Русская Православная Церковь, в состав которой входит наша Украинская Православная Церковь, – самая мощная и авторитетная в мире, и я хотел бы это подчеркнуть. К голосу нашей Церкви прислушиваются, с ее решениями сверяются.

Помимо рассмотрения насущных вопросов Программа Собора включала юбилейные торжества, посвященные 100-летию восстановления Патриаршества на Руси. В 1917 году, после более чем 200-летнего синодального периода, открылся Священный Собор, на котором на патриарший престол был избран Святейший Тихон, Патриарх Московский и всея Руси. Его интронизация состоялась 4 декабря 1917 года в Успенском соборе Кремля – в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Нынешний Собор начался с Литургии, на которой архиереи торжественно встретили в храме Христа Спасителя мощи Патриарха Тихона, перенесенные сюда из Донского ставропигиального мужского монастыря. После Литургии был отслужен молебен, а затем начались заседания Архиерейского Собора.

Владыка, понятно, что упомянуть поименно всех участников Собора невозможно, но кого из прибывших Вы считаете необходимым назвать? Что, на Ваш взгляд, было особенно важным?

– Самым важным считаю наглядно проявившееся на Соборе единство Вселенского Православия. Оно было особенно ощутимо  во время богослужений, состоявшихся в разные дни. Это был тот редчайший случай, когда можно было увидеть одновременно всех Вселенских Предстоятелей. Правда, не смог прибыть Варфоломей I, Патриарх Константинополя, Нового Рима и Вселенский Патриарх. Он прислал свое Послание, которое было зачитано из Президиума Собора. Но прибыл Феодор II, Блаженнейший Папа и Патриарх Александрийский и всей Африки, который возглавил богослужение 4 декабря – в день празднования Введения во храм Пресвятой Богородицы и интронизации святителя Тихона. Был среди нас Иоанн Х, Блаженнейший Патриарх Антиохийский.  Он не только выступил и поздравил Святейшего и весь Собор со знаменательной датой, но и рассказал о скорбях, которые испытывает Антиохийская Церковь на территории Сирии. В заключение он поблагодарил Русскую Православную Церковь за ее миротворческую миссию на территории Сирии.

Прибыл также Феофил III, Блаженнейший Патриарх святого града Иерусалима и всея Палестины. Он, как и другие Предстоятели, лично зачитал приветственное Послание. К сожалению, по состоянию здоровья не смог принять участие в Соборе Блаженнейший Патриарх Грузии Илия II. Он уже в весьма преклонных летах.  Я не припомню  другого Патриарха, который бы столько лет возглавлял Грузинскую Православную  Церковь. Делегацию от нее возглавил митрополит Ахалцихский и Тао-Кларжетский Феодор, который и зачитал Послание Илии II.

Участвовали в Соборе Митрополит Минский Павел с епископатом, архиереи Русской Православной Церкви, служащие  в дальнем и ближнем зарубежье – Аргентине, Азербайджане, Бельгии, Великобритании, Италии, 11 архиереев с главой Митрополичьего округа из Казахстана. Прибыл Митрополит Восточно-Американский и Нью-Йоркский Илларион с епископатом. Были представлены страны, в которых действуют епархии РПЦ – Канада, Латвия, Литва, Молдова, США, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Франция, Эстония.

Отдельно хочу отметить присутствие на Соборе архиепископов Русской Православной Церкви Заграницей. В 2006 году она получила возможность канонического общения с Матерью-Церковью. Это событие я считаю одним из важнейших в новейшей истории Русской Православной Церкви.

Также, не могу не упомянуть  Автономную Православную Японскую Церковь во главе с ее Предстоятелем Даниилом, митрополитом Токийским и всей Японии. С ним приехал только один архиерей. В  Японии их, вообще, всего два, но, тем не менее, она обладает автономией.

Украинские архиереи прибыли на Собор во главе с Блаженнейшим Онуфрием, Митрополитом Киевским и всея Украины, который является постоянным членом Священного Синода Русской Православной Церкви. В настоящее время УПЦ насчитывает 85 архиереев. Ее потенциал тоже очень велик, и был бы еще мощнее, если бы не раскол, существующий на Украине. Наше участие в Соборе было значимым и весомым.

– Как проходила работа Архиерейского Собора?

– Разумеется, его возглавил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Он подготовил  обширный доклад, который читал с небольшими перерывами на протяжении всего дня. В нем были отображены очень важные вопросы: статистические данные о церковной жизни и деятельности Святейшего Патриарха в межсоборный период, в частности, – о возрастании числа приходов, епархий, архиереев РПЦ; о социальной и благотворительной деятельности Русской Православной Церкви и другие.

Буквально сразу после статистики был поднят вопрос работы Православной Церкви с молодежью и в связи с этим – духовного и светского образования. Патриарх особо подчеркнул необходимость их взаимной интеграции.

Как я уже сказал, доклад звучал в течение всего дня. После прочтения каждой части происходило обсуждение. Кроме того, любой из нас мог встать с места во время заседания, подойти к одному из микрофонов, которые были расставлены в зале, и высказать свою точку зрения, что я и сделал по благословению владыки Иринея, когда речь зашла о Богословской науке и образовании.

– О чем именно Вы говорили?

– У нас в епархии уже есть полезный опыт в этом отношении, и владыка Ириней счел нужным, чтобы такая информация была доведена до Предстоятеля Русской Православной Церкви и всего епископата.

 Я рассказал о том, что в 2015 году при кафедре философии Днепропетровского университета имени Олеся Гончара была открыта специальность «Религиоведение», и мы уже успешно выпустили первых магистров. Девять человек из них получили «красные» дипломы.

– Наверное, Ваше сообщение вызвало большой интерес?

– Да, случаев такого тесного взаимодействия епархии и университета, практически, нет. Пользуясь тем, что выступаю на Соборе, я обратил внимание архиереев, особенно, украинских,  на необходимость основательной научной подготовки  тех, кто планирует работать с молодежью. Если архиереи хотят, чтобы их священнослужители были вхожи в школы – не только покропить водой на 1 сентября и еще раз на выпускном, – а для серьезной работы, нужно обратиться к нам. Получив достойное образование, они могут работать в школах и влиять на молодежь. Патриарх не случайно уделил большое внимание проблеме молодых в самое начало своего доклада.

– Какие вопросы еще были обсуждены на Соборе?

– Вопросов было очень много. Важным событием стало принятие Соборного решения об общецерковном прославлении ряда местночтимых святых. Знаю о том, что один из приделов вашего храма посвящен святителю Афанасию Полтавскому. Отныне он тоже внесен по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в месяцеслов Русской Православной Церкви.

Собору было представлено Положение о монастырях и монашествующих. Это самый объемный документ из всех, рассмотренных архиереями, но он был очень хорошо подготовлен, и потому принят единогласно и сразу.

Поднималась тема миссионерской деятельности РПЦ.  Для Русской Православной Церкви, действующей на территории Российской Федерации, она очень актуальна. Народы Сибири, люди, живущие за Уралом, до сих пор мало просвещены. Поэтому Патриарх отправляет  в помощь архиереям студентов семинарий и академий, чтобы они помогали, создавали там молодежные православные группы, вели информационную работу.

Вслед за этим освещалась со всеми подробностями новая редакция Положения о наградах Русской Православной Церкви, имеющая отношение к священнослужителям и мирянам.  Священству, наверное, интересно узнать, что теперь, руководствуясь решением нынешнего Собора, чин протоиерея будет присваиваться после получения креста с украшением, а не до него.

Говорили на Соборе об особой роли благочинных. Сегодняшняя практика такова, что  архиерей ответственен за всю епархию, и благочинные при этом себя не слишком проявляют. Следовательно, нужно создать для них специальные сегменты в епархиальной структуре, наделив их правами и обязанностями. Они должны формировать  вокруг себя круг помощников. Совсем не обязательно из священнослужителей. Это могут быть и  миряне. С их помощью благочинный будет контролировать свои благочиния, а архиереи – иметь представления о делах в епархии.

Серьезная дискуссия развернулась по поводу канонических аспектов церковного брака. Она длилась так долго, что даже вышла за рамки регламента.

– Что стало причиной этого?

– Думаю, прежде всего, то, что у нас сих пор не было унификации в этом вопросе. Конечно, дать благословение на венчание гораздо проще, когда и жених, и невеста – православные. Но если один из них католик или протестант? В таком случае у священства единодушия не было. Некоторые священники сразу благословляли венчаться с католиком или католичкой, другие стояли на том, что нужно всеми силами стараться приобщить вторую сторону к Православию,  и только потом заключать церковный брак.

Такой подход – не новость. Но есть и другие примеры. Известно, что в той же Российской империи в не такое уж далекое время все зарубежные принцессы, выходившие замуж за  Русских князей, принимали крещение, если изъявляли такое желание. А сегодня вопрос, кого венчать, кого –  нет, вдруг обострился. В связи с этим и был выработан документ, который можно охарактеризовать, как более тонкое руководство для священнослужителей.

Обсуждались и другие проблемы: условия вступления в церковный брак и препятствия к совершению этого Таинства, признание церковного брака недействительным, утратившим каноническую силу. Был среди них и вопрос, которого  я никак не ожидал: можно ли вступать в брак восприемникам крещеного ребенка?  В  некоторых регионах Русской Православной Церкви существует предубеждение, запрещающее духовным родителям крещеного ребенка вступать в брак друг с другом. Мол, они уже духовно связаны, и, стало быть, жениться им нельзя. Но Церковью давно решено, что главным восприемником мальчика является мужчина, а за девочку перед Богом отвечает женщина. Никакие пары «мужчина-женщина» в этом случае не требуются, это, скорее, отголоски народных традиций. Поэтому на Соборе принято решение, что статус крестных родителей не препятствует их вступлению в церковный брак.

На Архиерейском Соборе неоднократно звучала мысль: главное – чтобы Церковь не замыкалась внутри храма, алтаря, чтобы помощники священнослужителей сотрудничали со СМИ, а еще лучше – создавали свои. Тут, нам, конечно, есть, чему поучиться. В России у РПЦ есть два телевизионных канала, у нас, в лучшем случае, –  отдельные передачи.  Полноценного канала ни на радио, ни на телевидении пока нет. Значит, нужно заполнять электронное пространство в интернете. К нему сейчас есть доступ, практически, у всех.

Поднимались также вопросы отношений Церкви и государства, Церкви и деятелей культуры. На территории Российской Федерации они складываются более благоприятно, у нас пока все очень сложно.

– В связи с этим, владыка, не могу не спросить об отношении к Украинской Православной Церкви представителей других Церквей, присутствовавших на Соборе.

– Оно было самым заинтересованным и доброжелательным. Блаженнейший Митрополит Онуфрий выступил с прекрасным докладом, в котором рассказал о жизни Украинской Православной Церкви в современных условиях, ее миротворческом служении и некоторых инициативах, указал конкретные факты захватов храмов греко-католиками, подтвердил документально противоправные действия в отношении Украинской Православной Церкви.

В документах, принятых Собором, была еще раз подтверждена полная автономность в управлении нашей Церкви. Как это реализуется? Решения, что принимаются на Соборе Русской Православной Церкви, касаются и Украинской, так же, как, к примеру, Казахстана, Японии и всех Церквей, где есть наши архиереи. Но Украинская Православная Церковь – самоуправляемая. В тексте документов этот термин звучит так: автономная и самоуправляемая Украинская Православная Церковь во главе с Блаженнейшим Митрополитом Онуфрием. Когда наш Синод собирается в Киеве, представители России в нем не участвуют, но мы едем на Архиерейские Соборы РПЦ и участвуем в них в полном объеме. Согласитесь,  85 архиереев из 386 могут очень серьезно воздействовать на принятие решений – одобрить их или нет. Поэтому надо хорошо подумать, отвечая на вопрос, кто на кого больше  влияет…

– То есть, можно сказать, что  роль нашей Церкви очень велика!

– Весьма. Раньше многие архиереи УПЦ были членами Священного Синода РПЦ. Сейчас в него входит только Блаженнейший Онуфрий, но и он имеет возможность вносить коррективы и влиять на окончательные решения.

Самостоятельность УПЦ была подтверждена на Соборе и через определенное переформатирование Устава РПЦ. Ранее положения, касающиеся нашей Церкви, были включены в разные разделы общего документа. Сейчас Устав Украинской Православной Церкви выделен в отдельную главу. Никто не посягает на нашу самоуправляемость и автономность.

 – Что, исходя из этого, Вы, владыка, могли бы сказать о миссии УПЦ в современном обществе в это непростое время?

– Миссия Украинской Православной Церкви сейчас – страдальческая. Она – в том, чтобы выдержать натиск полуязыческого европейского сообщества, выстоять, отстоять свои храмы, вытерпеть натиск греко-католиков. Чтобы осуществить это, нужно усилить молитву и противостоять расколу.

 – А что должны делать приходы?

– Этот вопрос всегда звучал на предыдущих Соборах. Говорилось о том, что священнослужитель, священник прихода, не должен ограничиваться одной внутрицерковной деятельностью. Еще раз подчеркну, я предложил, чтобы наши священники получали образование и шли в школы. Святейший Патриарх Кирилл говорил о том, что нужно действовать глобальней – идти не только в школы и университеты, а даже в садики. И создавать при храмах школы, причем, не только воскресные. Нужно заниматься всеми и всеми дорожить.

По окончанию Собора было принято Послание Освященного Архиерейского Собора клиру, монашествующим и всем верным чадам Русской Православной Церкви. Оно получило соборное  благословение и рекомендовано к прочтению на приходах нашей Русской Православной Церкви, которая, как видите, распространяется на полмира.

Спаси Вас Господи, Владыка, за интервью и успехов Вам в Вашем служении в это нелегкое для Церкви время!

111

Поделиться: