Православие и его отличие от других религий мира

Православие

Для православных воскресных школ и изучающих предмет «Религиоведение».

Труд протоиерея Георгия Вольховского  представляет собой своеобразный курс лекций, но в книге полностью отсутствует педантичная ученость. В простоте и эмоциональности изложения сложнейшего материала чувствуется желание автора помочь читателям познать глубину Православия. Книга обращена к широкой читательской аудитории разного возраста, начиная от учащихся старших классов, и может быть использована как для самостоятельного чтения, так и для изучения в православной воскресной школе и в студенческой аудитории.

Автор данной работы придерживается убеждения, что любая духовная литература, как непосредственно влияющая на человеческую душу, должна обязательно прохолдить Церковную цензуру. Но поскольку ни Церковной цензуры, ни Духовно-цензурного комитета в настоящее время фактически не существует, работа была передана на резензионную проверку.

Днепропетровск, март 2009 года

Издание второе, дополненное.

Проверил кандидат богословия диакон Георгий Скубак

После рецензионной проверки печатается по благословению Высокопреосвященнейшего Иринея, митрополита Днепропетровского и Павлоградского.

Оглавление

12. Беседа

13. Церковь

14. Церковь (богослужение)

15. Церковь (таинства)

16. Праздники

17. Праздники (продолжение)

18. Еще о жизни Литургической и Евхаристической

19. Живой Ковчег Завета

20. Живой Ковчег Завета (продолжение)

21. Образ

22. Послесловие

23. Приложения

 

От рецензента

С искренней радостью представляю второе издание книги «Православие и его отличие от других религий мира» ревностного священнослужителя и старательного педагога. Труд отца Георгия –очень ценный и своевременный вклад в педагогическую литературу. Об этом говорит и то, что первое издание очень быстро нашло читателей – книга разошлась очень быстро. По просьбам многих православных не только Днепропетровской епархии увидит свет это второе издание, переработанное и дополненное тремя главами.

Главное достоинство книги в том, что живым простым языком автор вводит богословски неискушенного читателя в тайники Православия, затрагивая главные области догматического вероучения: путь к Богу, встреча и беседа с Ним, мир и человек, Христос Спаситель, Таинства Церкви. В новых главах отец Георгий рассказывает о Пресвятой Богородице, называя ее Живым Ковчегом Завета.

Книга содержит множество цитат из Священного Писания, святоотеческой и современной православной литературы , ибо Священное Предание не замыкается в средневековье  и дуновение Духа продолжается и в наше время. Поражает, что каждая глава заканчивается  точно подобранными по теме цитатами из писаний Отцов Церкви.

Книга побуждает читателей задуматься над своим призванием в современном мире, ищущему помогает преодолеть укоренявшиеся в умах десятилетиями атеистические стереотипы и увидеть подлинный – Вселенский, милосердный и исповеднический облик Церкви.

Никакой внешний, даже самый справедливый, порядок не сделает нас счастливыми, пока не будет порядка в нас самих, в нашем отношении к Богу и ближним. Именно эту мысль и раскрывает в книге протоиерей Георгий Вольховский.

Эта работа уже принесла пользу тем, кто профессионально занимается предметом «Религиоведение», – преподавателям и студентам. Ее можно смело использовать при подготовке лекций по философии и религиоведению. Уверен, что книга будет полезна преподавателям и слушателям Православных воскресных школ. Об этом говорит опыт ее не однократного использования.

Христианство – не философия, не теория, не идеология, это – сама жизнь, истинная жизнь и полнота жизни. И христианское богословие должно быть достаточно всеобъемлющим, чтобы, если не вместить эту жизнь (ибо это практически невозможно), то, по крайней мере, показать ее величие. Реальность Слова Божия, ставшего плотью, никогда не может быть адекватно выражена посредством человеческих слов. И тем не менее мы должны пытаться делать это, если нам надлежит быть готовыми «дать ответ всякому, требующему у нас отчета в нашем уповании» (1Пет.3,15).

Искренне верю, что достоверное и проникновенное слово отца Георгия будет услышано и послужит духовной пользе читателей и благу Церкви.

Диакон Георгий Скубак, кандидат богословия

оглавление

Предисловие

Жизнь каждого из нас являет собой наше личное отношение к Богу. Даже неверующий своим неверием  показывает свое личное отношение – неприятие Бога.

В настоящее время многие принадлежат к Православию только потому, что никогда не задавали себе вопрос о том, во что они верят. Православие является для них всего лишь наследством от предков, может быть дорогим, но дорогим только потому, что оно наследство предков.

В сознании таких людей между богословием, вероучением, догматами Церкви и жизнью прямой связи нет. А понятие «верующий» обычно сводится к банальной фразе – крещеный в детстве. Этим тоже выказывается отношение к Богу, которое, по существу, немногим отличается от отношения к Нему неверующих.

В сознании таковых людей обычно присутствует понимание того, что Бог (или высшая сила, или что-то…) все-таки есть. Однако, знание Бога, понимание Божьего промысла и смысла жизни, спасения, вечной жизни, знание путей, ведущих к вечности и любви, обычно полностью отсутствуют. Личное взаимоотношение с Богом, в лучшем случае, сводится к формально прочитанной молитве «Отче наш» да ложному самоубеждению, что Бог в моей душе.

Жизненные ценности таковых тоже немногим отличаются от жизненных ценностей неверующих. Так жизнь, например, ценна, пока она в теле здесь на земле. За гробом она ценности не представляет, потому что не мыслится. И то, какая она там должна быть, никого не заботит. Или же жизнь после смерти представляется потусторонней мздой, которую естественно заслуживаем.

Блаженства в потусторонней жизни если и представляются, то представляются более плотскими, отделенными от их истинного содержания – святости. Да и вообще, дай  Бог здесь прожить.

Зато ценностью почитается здоровье телесное, и, как следствие, злом можно считать болезни, неприятности и скорби. Причины же, приводящие к болезням, неприятностям и скорбям, такие, как грехи, страсти и душевные пороки, могут признаваться. Но, коль скоро, они никакой боли не доставляют, а порой даже доставляют усладу телесную, то и злом, как таковым, не почитаются.

Конечно, когда что-то болит, возникает вопрос: чем же я Богу не угодил? Вроде не грешу. Не убил, не украл… За что Он меня наказывает. Надо покаяться?  Приду на исповедь. Исповедуюсь… Ты же, Господи, мне здоровье за это. Я Тебе — Ты мне. Так и строятся  взаимоотношения с Богом.

Жизнь такого человека  определяется не тем, что необходимо для спасения, а тем, что ему нужно, потому что хочется. И желания поэтому определяются тоже не потребностями души, а потребностями тела. Поэтому ценностью  считается все, что нас окружает и нам принадлежит. Все, что близко телу: еда, дом, машина, дача, работа, зарплата, отдых и прочее. В общем, все, что связано с телом, с плотью. Ну, а все, что препятствует, мешает или идет вразрез с таким понятием ценностей, вызывает протест, неприятие и гнев.

Богу  в разряде ценностей отводится место подчиненное, последнее. Он должен помогать их приобретать. Отсюда и исполнение Его заповедей  тоже на последнем месте, если вообще их знаем.

Любовь, добродетели, нравственность и святость к ценностям жизни не относятся. Это скорее отвлеченные понятия, которым свойственно меняться в зависимости от вкусов, желания, моды, настроения и прочего.

Подобные описания можно продолжать и продолжать.  Однако, как вывод, можно констатировать: правоверие для таких людей оказывается недостаточным для спасения.

Святой Кирилл  Александрийский назвал такую веру «холодной верой», считая «внешне неосновательным называться христианами» таким «исповедникам» христианской веры.

Некоторые, чувствуя духовную ущербность, пытаются найти  обоснование своему жизненному укладу и пристрастиям. И, потакая своим желаниям, уходят в другие религии и секты. Уходят как в клубы по интересам. Но чувствуя, что отход от  религии предков отдает изменой, убеждают себя, что все религии говорят об одном, а к Богу  ведут разные дороги, и они выбрали одну из них.

Так, обычно, рассуждает  абсолютное незнание христианства. С другими религиями у нас разнится все: знание, отношение и почитание Бога, понятие спасения, искупления, усыновления, обожения, стяжание любви и вечности… Разнится и отношение Бога к человеку, Его любовь к нам. Разнится понимание самого человека и его Божественного предназначения. И пути у нас разные и к разному ведут. Разнится все…

Апостол Павел, проповедник христианства, для «христиан», о которых   говорилось выше, в послании к Галатам, написал замечательные слова: «Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!» (Гал.4.19). Вот оно, фактическое существо нашей веры: в нас должен изобразится Христос! Как Отец в своих детях, в нас должен изобразиться Бог! Бог должен в нас воплотиться и в нас жить, давая жизнь, Вечную Жизнь нам. Бог должен нас обожить, сделать «богами по благодати»!

И, совершенно ясно, что еда, дом, работа, машина…и прочие необходимые атрибуты этой жизни в том, чтобы Христос в нас изобразился, вряд ли могут помочь. Наверное, это самая страшная трагедия нашего посмертного будущего, что еще при жизни, за суетой и плотскими делами мы это не знали или не хотели знать.

Поэтому написанное здесь – это попытка. Попытка  в более или менее популярной форме рассказать о христианстве, которое состоит из целого ряда личных опытов: личного опыта встречи с Богом, личного опыта беседы с Ним, личного опыта любви и личного опыта жизни, личного опыта веры, а также – пути ко спасению, который тоже нужно пройти лично самому. Личного опыта, в центре которого только Христос.

Настоящая работа  предназначена и тем, кто в рамках учебных программ  высших учебных заведений, изучает предмет «Религиоведение». Работа  имеет целью раскрыть христианскую веру с той стороны, которая в учебниках  по религиоведению преподнесена, большей частью, внешне.

Религия может быть рассмотрена с двух сторон: внешней, так как она представляется постороннему исследователю, и с внутренней, которая открывается лишь человеку, живущему религиозно.

Внешнее описание и поверхностный взгляд на  вероучение, конечно, имеют свое объяснение. Оно в том, что учебники по религиоведению, как и сам этот предмет, не являются вероучительными, но призваны  дать лишь ознакомительное описание той или иной веры. Это действительно так.

Однако это является и несколько однобоким, а порой и искаженным, подходом  к пониманию вопросов  о религии, о Боге, о мире и об общих отношениях между ними.

Когда описана только внешняя форма или только внешнее соотношение понятий, изучающий предмет «Религиоведение» не только не раскроет сути и истинного, объективного понимания самого преподаваемого предмета, в нашем случае христианства, но может сложить в себе неправильное, ложное понимание как самого предмета, так и самой веры.

Ведь если рассудить  непредвзято, то, например, о медицине лучше рассуждать и судить тому, кто ею занимается. Скажем, врачу или излеченному больному, чем стороннему, ничего в медицине не понимающему наблюдателю. Да и за консультациями по медицинским вопросам тот же сторонний наблюдатель отправится к врачу-профессионалу, а не к такому же, как сам, стороннему наблюдателю. Хотя бывает и такое…

Но почему-то о вопросах религии, и о предмете «Религиоведение», в частности,  рассуждают и пишут учебники как раз сторонние наблюдатели.

К этому следует добавить, что учебники по предмету «Религиоведение» довольно часто погрешают, подавая изучающим искаженные данные, что выдает некомпетентность авторов.  В качестве примера можно привести учебник «Религиоведение», изданный в Киеве центром «Академия» в 2000 году.

Так, на 220 странице,  в разделе «Христианское вероучение», II Вселенский Собор 381 года вместо Цареградского назван Антиохийским. И если это можно назвать опечаткой, то утверждение на стр.225, что «раннее христианство не знало обряда крещения» и только с IV века «крещение было провозглашено обязательным», выдает элементарную некомпетентность писавшего.

А ведь некомпетентность и непонимание довольно часто приводят и к непризнанию или отрицанию того, что на деле могло бы сформировать правильный жизненный уклад. А для нашей Украины, как независимого государства, это разрушение жизненного уклада, является разрушением  формировавшегося тысячелетиями  национального самосознания.

Можно добавить, что почти все, написанное в учебниках по предмету «Религиоведение», несет в себе совсем неприкрытое основание безверия. Вместо объективного рассказа о той или иной вере или исповедании  учебники содержат критику или попытку объяснения  тех или иных положений веры  в лучших традициях «научного» атеизма.

Так, отбрасывая  основное понятие, выражающее сущность христианства, догмат «Искупления», тот же учебник на стр.211 пишет: «Главной социально-политической причиной его (христианства – авт.) возникновения было бессилие обездоленных, которые безуспешно боролись за свое освобождение. Жестокие расправы над ними усиливали апатию и отчаяние. Чтобы жить в таких условиях, необходимо было иметь хоть какую-то надежду. И часть рабов, и угнетенных, которые отказались от борьбы, нашла  успокоение в религии».

Вот так, ни Бог, ни необходимость спасения души… но «бессилие обездоленных» дали основу христианству. А если бы не было бессилия или  обездоленных, то, стало быть, Христос и не нужен!

Исходя из написанного, автор  считает, что, ради объективности и непредвзятости, предмет «Религиоведение» должны освещать не сторонние субъективные наблюдатели, а те, кто непосредственно имеет  личный религиозный опыт той или иной веры, того или иного исповедания.

Отсюда и цель написания данной работы – раскрытие с внутренней стороны понимания Православного христианства, основу и центр которого составляет Христос, а также соотнесение  внутреннего  описания христианства с его внешней, обрядовой стороной.

Для лучшего усвоения материала  в конце каждой рассматриваемой темы  включены цитаты святоотеческих творений по рассматриваемому вопросу, обобщенные выводы из прочитанного, описание основных отличий Православия от других религий мира, словарь  христианских терминов.

Описание отличий от других религий мира не содержит споров, полемики или опровержения чего-либо в этих религиях. Отличия указывают лишь на то, что есть в христианстве и наоборот, чего нет в других религиях или исповеданиях.

Работа содержит вопросы, призванные  акцентировать внимание читающего на главном в прочитанных темах.

Объективная сложность написания такой работы, как жанра научно-популярной литературы, заключается прежде всего в том, что она рассчитан на адресата и адресата вполне определенного, который далеко не всегда владеет знаниями духовными, религиозными, библейской, богословской и вероучительной терминологией и понятиями.

Без этих знаний читать соответствующую литературу довольно тяжело. Многое по незнанию  может показаться непонятным и тяжело читаемым. Однако и рассказать что-либо о вере, совсем опуская при этом соответствующие термины, тоже не представляется возможным. Ведь как нельзя преподать математику без цифр, уравнений и расчетов, как нельзя преподать химию без химических формул…, так  нельзя рассказать о Православной вере без Слова Божия, на котором она зиждется, и цитат Библейских.

Учитывая это, автор, хотя и пользовался, в основном, святоотеческой и богословской литературой, однако ссылки на нее не приводит. Это сделано, во-первых, для облегчения чтения и придания написанному вида более популярной литературы, что должно  упростить процесс чтения и познания. Во-вторых, чтобы  читатель, решивший проверить точность и подлинность цитаты, коснулся всего святоотеческого творения, что автор считает весьма  душеполезным.

Автор старался избегать своего толкования или понимания разных вопросов веры, и поэтому  читатель найдет в написанном мысли и целые фрагменты из разных богословских, философских и литературных православных источников.

Список святоотеческих авторов, используемых при написании той или иной главы вместе со святоотеческими  цитатами по рассматриваемой теме, не указывается, но приводится в конце настоящей работы.

Ссылки же на Священное Писание Ветхого и Нового Заветов, приведены в скобках, где буквы отображают сокращенное название той или иной книги. Первая  после букв цифра  указывает на соответствующую главу,  а последующие –  на номера стихов. Например, (Мф.10.1) означает: Евангелие от Матфея, 10 глава, первый стих. Ссылки и цитаты священных текстов  приведены курсивом.

Курсив и ссылки в цитатах священных текстов  оставлены для того, чтобы, во-первых, показать, что основанием святоотеческой, богословской и вероучительной христианской литературы служит исключительно Священное Писание, а, во-вторых, чтобы дать читателю минимальные навыки работы со священными текстами и, пусть в весьма малой степени, дать возможность коснуться основного содержания  их.

В изложении  материала для облегчения понимания  автор допускает некоторые упрощения в понятиях и формулировках. Однако они никоим образом не искажают существо раскрываемого вопроса.

Некоторые раскрытые положения, мысли и формулировки в разных разделах могут повторяться. Это сделано для того, чтобы читающий смог увидеть цельность и единство в рассуждениях, не утратил логическую взаимосвязь разных аспектов христианской веры, раскрываемых в изложенном материале.

И еще. Некоторые приведенные цитаты содержат слова и выражения, которые хотя и понятны, но вышли из употребления в наше время. Автор сознательно не употребил современную транскрипцию этих слов и выражений, поскольку она далеко не всегда  передает дух, глубину и правильный смысл, заложенный в них.

Пособие не следует рассматривать как вероучительную или богословскую литературу. Это и не исследование. Это, скорее, научно-популярная литература – компилятивный труд, цель которого –  хотя бы частично удовлетворить запросы читателей, интересующихся   предметом «Религиоведение».

оглавление

Вместо пролога

Кто Он, бесконечно любящий человека, но ненавидящий грех; ревнующий о Боге, но в ревности не имеющий страсти;  образец кротости, но в кротости не проявляющий слабости;  исполненный смирения, но в смирении явивший неодолимую силу Духа; говоривший о страдании, но вселявший надежду; терпеливо переносивший мучения, но в мучении прощающий своих мучителей; познавший смерть, но дарующий нам Жизнь…

– Кто Ты, Господи?…

Этот вопрос,  заданный упавшим на землю гонителем первых христиан юношей Савлом, будущим  апостолом Павлом, в той или иной форме звучит уже две тысячи лет. Звучит с тех пор, как имя  Этого Человека изменило ход истории. Не только изменило. Стало центральным событием истории мировой. И не просто событием. Вся история до Его появления говорила о Нем и готовила встречу с Ним.  А с Его пришествием стала развиваться, имея Его точкой и центром отсчета.

Его пришествие изменило течение времени, как бы разделив его надвое – до Рождества и после. А пройденные человечеством века и тысячелетия стали эрами – до нашей эры и наша эра. Наша эра. Что это? И почему это? Почему каждая проставленная нами дата, каждое событие, каждый листок нашего календаря, любой титульный лист в книге, где стоит год издания, напоминают нам  о Нем?  Почему  с Его приходом время  начало новый отсчет? Кто Он, хозяин времени, пришедший из вечности и занявший самое великое место в истории человечества?…

Уходят правители,  руководители, вожди, президенты… Общественные формации сменяют одна другую… Появляются и исчезают учения, течения, идеологии…, а Он и Его Церковь стоит, живет, спасает, благовествует. Ее не поколебали века,  не расстреляли  пули, не закололи штыки… Ее не сломили концлагеря, пытки, ссылки…  Церковь жива потому, что Он – в ней, а Он – Жизнь.

Он именуется по-разному: Слово, Слово Жизни, Хлеб Жизни, Жизнь, Путь, Истина, Свет … Спаситель,  Мессия, Божия Сила, Божия Премудрость, Сын Божий…

Но сколько бы именований ни было, все они говорят об одном, о Котором Сам Бог сказал  «гласом с небес глаголющим: «Сей  есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое  благоволение» (Мф.3.17).

Имя Ему Иисус. Бог, ставший человеком, чтобы человека сделать богом! Обожить! И это событие, Боговоплощение, однажды свершившееся, совершается и доныне.  Совершается в том, кто хочет стать причастником Вечности и Любви. Кто, соединившись со Христом, соединившись реально, хочет «изобразить» (Гал.4.19) в себе Бога Живого и иметь во Христе Жизнь Вечную..

К сожалению, мы так мало знаем об этом. Почти никогда не задумываемся  о Нем. Часто обманываем себя, что имеем Бога в душе…Пытаемся искать Бога там, где Его никогда не было…Пытаемся  узнать о Боге  из литературы, которая от Него далека.

А ведь между нами и Богом должно быть единение. Должен быть Завет, союз. Союз основанный не на каких-либо договорах, не на каких-то взаимных условиях… Этот союз не сделка.

Основой этого союза является Любовь. И только Любовь!  И скреплен он Любовью. И живет он Любовью. Любовью высочайшей.  Высочайшей Любовью Отца и детей. Любовью Вечной, потому что этот союз вечен.

Чтобы возник этот союз между Богом и человеком, необходимо, чтобы, с одной стороны, Сам Бог открыл Себя человеку, явил ему Свои свойства, действия и Свою волю и предложил ему Свою Любовь. С другой стороны, человек должен встретить Бога, воспринять Его Откровение и, на Любовь Божию отвечая любовью, любовью же поставить себя в должное соответствие с волей Божией, отдаться премудрому и всеблагому водительству руки Господней.

Результатом же этого союза должна быть для человека Вечная Жизнь в Любви, Блаженстве и Святости. Все то, что мы называем спасением…

оглавление

Послесловие

В начале книги, в главе «Важное», было сказано, как важно человеку из всех вопросов, которые нам жизнь преподносит, выбрать наиболее важные. А наиболее важными вопросами есть те, от которых зависит сама наша жизнь и жизни других людей.

Было сказано и о том, как важно получить на эти вопросы правильный ответ. А его можно получить только тогда, когда правильно поставишь вопрос. Правильно поставленный вопрос и правильный на него ответ, говорят еще и о том, что человек правильно мыслит. Говоря о правильном мышлении, применительно к религиозным вопросам, мы часто не подозреваем, что говорим о мышлении ортодоксальном.

Ортодоксальность часто путают с ярым консерватизмом. Однако, ортодоксальность и консерватизм – это совсем не одно и то же.

Так, консервативный – это враждебный всяким нововведениям, отстаивающий неизменность чего-то. А ортодоксальный – это неуклонно придерживающийся основ какого-либо учения или мировоззрения.

Само слово «Православие» является точным переводом греческого слова «ортодоксия», первая часть которого «орто» означает «правильное», а вторая – «доксия» имеет два значения: «суждение» и «слава». Поэтому слово «ортодоксия» можно перевести как «правомыслие», то есть правильно мыслить, и как «православие», то есть правильно славить Бога. Восточная Христианская Церковь предпочла для своего наименования второй перевод – Православие.

Первый же перевод Церковь присваивает людям, кто свои размышления о смысле жизни, о Боге и спасении соотносит с Тем, Кто имеет всю полноту бытия и является источником Истины – то есть соотносит с Богом и Его Святым Словом Жизни. Поэтому эти люди и называются Православными христианами.

Сама Церковь, состоящая из живых камней – Православных христиан, неуклонно придерживается учения Откровения, учения Истины, данного Самим Богом, Который Сам ортодоксален, потому что в Нем «нет изменения и ни тени перемены» (Иак. 1. 17).

И, действительно, какая может быть перемена у Того, Кто имеет всю полноту бытия? Никакой.

Ортодоксальна Церковь, «которая есть тело Его, полнота Наполняющего все во всем» (Еф. 1. 22, 23) и в любви, поскольку «Бог есть Любовь» (1Ин. 4. 16). Да и Любовь в веках остается той же (1Кор. 13. 8). Любовь, сама по себе, тоже ортодоксальна.

Слово «ортодоксия» встречалось у христианских писателей еще во II веке, в самом начале становления христианской Церкви. Называя себя православными, ортодоксальными, христиане подчеркивали правильность и неизменность своей спасительной веры, точное соблюдение учения Христа и апостольских традиций, единства верующих.

Восточная (Византийская, греческая) Церковь даже после нарушения этого церковного единства продолжает следовать первоначальной, раннехристианской, пришедшей от святых Апостолов традиции, прочно закрепив за собой название «ортодоксия» или «Православие».

В задачу настоящей работы и входило то, чтобы показать неизменность следования Православной Церкви Христу и тому Божественному Откровению, которое Он принес в мир. Хотя написанное выше является лишь мельчайшей каплей в безбрежном океане того, что создало Православие. Создало, практически, во всех отраслях человеческой деятельности. И не только деятельности.

Ведь через призму Божественного Откровения Истины и Любви, Церковь, состоящая из живых камней, дает духовную оценку всему происходящему в мире. Потому что «духовный судит о всем… ибо кто познал ум Господень, чтобы судить Его? А мы имеем ум Христов» (1Кор. 2. 15, 16). Церковь дает духовную оценку всему…

Можно много писать и говорить о Христе и о том, как Им живет Православие. Но, как писал Апостол Иоанн Богослов, «если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг» (Ин. 21. 25).

Однако, говоря о Православии нужно сказать, очевидно, об исторической роли Православия на нашей земле. А на нашей земле Православие сформировало целый народ, наш народ, сделав его народом Богоносцем, для которого целое тысячелетие вера была не просто словом или убеждением, вера осмысливалась как жизнь (!), Жизнь с Богом и жизнь в Боге. Церковь же была составной частью, стержнем, той жизни, которой человек принадлежал.

Православие является культурообразующей религией на нашей Русской земле с 988 года. Это означает, что Православие есть духовно-нравственный стержень общества, сформировавший мировоззрение, характер, культурные традиции и образ жизни, этические нормы, эстетические идеалы.

Сформированный Церковью, живущий верой, имея Бога в своем сердце, наш народ, народ Богоносец, воспринимал свою жизнь как религиозный долг, как всеобщее совместное, Литургическое, служение евангельским идеалам добра, правды, любви, милосердия, жертвенности и сострадания.

Свидетельством этому является целый сонм святых в земле Русской просиявших. Это те люди, чьими трудами и скорбями, чьим величием духа создавалось все, чем мы теперь живем, чьими молитвами и теперь дает Господь Свою милость и благословение всем с верою и любовью притекающим к их небесному предстательству.

Православная христианская вера питала образами, идеалами, идеями и творческую сферу: искусство, литературу, философию, используя религиозные понятия и символы и опираясь на православные ценности.

Православная Церковь объединяла народ в будни и праздники, в годы испытаний, лишений, скорби, в годы великих созиданий и духовного возрождения.

Имея в течение тысячи лет основанием и корнем Православие, наш народ сумел выстоять и выжить в тяжелейших испытаниях. Мы, живущие сейчас, даже не задумываемся, что живем благодаря самоотверженному духовному подвигу наших Православных предков, для нас сберегавших духовное наследие Православия.

Знание Бога всегда предполагает и историческую преемственную связь. Без корня не бывает ствола, без ствола – веток, без веток – листьев. Без этой преемственной связи многое в нашей истории теряет смысл. Например, какой смысл, какую цену, будут иметь жертвы и страдания, самоотверженный подвиг отцов, дедов и прадедов, которые тысячелетие, начиная от великого князя Владимира, создавали и отстаивали духовную самобытность нашего народа? Самобытность, основанную на Православии! Самобытность, политую их кровью. Не нашей, а их кровью. Кровью наших православных отцов, дедов и прадедов…

Это Православная Церковь, а не католические прелаты, ни мусульманские муллы, ни иудейские раввины, ни кришнаиты, ни буддисты… тысячелетие формировала несгибаемый дух нашего народа, который позволил выстоять и выжить в тяжелейших испытаниях.

Наша история просто не знает примеров, когда бы протестантский пастор, или иудейский раввин, или мусульманский мулла, или кришнаит… отстаивали бы духовно-нравственные идеалы нашего народа. Но наша Православная история изобилует другими примерами, когда православные русские люди, вдохновленные Православной Церковью, спасали народы разных национальностей, христианские и нехристианские, от их полного уничтожения. Сказанное не в обиду другим религиям или исповеданиям. Сказанное есть исторический факт.

Это раскрывает Православие еще с одной стороны. Православие всегда патриотично. Причем православный патриотизм связан вовсе не с национальностью или территорией. Православный патриотизм связан, прежде всего, с мессианским предназначением нашего народа, где под мессианством подразумевается следующее.

Древняя Русь до принятия христианства князем Владимиром, фактически, не имела ни развитого религиозного опыта, ни основанного на нем богословия, ни порожденной им философии. То есть, Русь не имела своего богословского и философского «Я». Она представляла чистый лист бумаги, на котором было написано утвержденное Соборами и святоотеческой традицией истинное христианское учение. Эта чистота и привела к тому, что наше православное государство долгое время смогло развиваться без религиозных потрясений. Этот фундамент позволил сохранить Православное учение в чистоте и до наших дней.

Отсюда и патриотизм нашего народа обусловлен не национальной принадлежностью, а мессианским значением по сохранению в полноте и чистоте Православной веры ради всех, кто имеет наследовать спасение. Это патриотизм веры и спасительного Христова учения. Как пример, русско-турецкая война, которая воспринималась как патриотический долг по освобождению братских православных народов Болгарии и Сербии от турецкого ига. Можно указать также, что в борьбе греков за независимость участвовало много русских добровольцев, воспринимавших эту борьбу как исполнение патриотического долга.

И слово «русский» всегда употреблялось и понималось не как указание на национальную принадлежность, но соответствовало слову и понятию «православный». Так и патриотичность следует понимать не в национальном ракурсе, но как любовь к Отечеству, дающему, охраняющему и возгревающему спасительную Православную веру, где Закон Божий положен в основу человеческого общежития.

Православный патриотизм не имеет ничего общего с национализмом. Православный патриот любит свою Родину, а националист ненавидит тех, кто не его нации. В этом большая, принципиальная, разница. И Православная Церковь всегда стоит в основании патриотизма.

Историческая преемственная связь неразрывно связана еще с одной преемственностью, с преемственностью Апостольской, с преемственной передачей Святого Божьего Духа. Этим-то Духом и живет Православная Церковь целое тысячелетие. Этим-то Духом и сохраняются в Церкви Святые Дары Плоти и Крови Иисуса Христа. Этим-то Духом и были исполнены те, кто жил до нас, передав и нам духовную благодать в неоценимое наследие. Этой благодатью и сейчас стоит Церковь, оставаясь такой же ортодоксальной, как и вначале.

Каждая религия считает тех, кто отошел от ее исповедания, предателями своей веры. Православие же не так. Ведь в Православии реально Плотью и Кровью присутствует Сам Христос. Поэтому любой отход от Православия воспринимается евангельски. А Евангелие нам повествует: «Встав от молитвы, Он (Иисус) пришел к ученикам, и нашел их спящими от печали и сказал им: что спите? Встаньте и молитесь, чтобы не впасть в искушение. Когда Он еще говорил это, появился народ, а впереди его шел один из двенадцати, называемый Иуда, и он подошел к Иисусу, чтобы поцеловать Его. Ибо он такой им дал знак: Кого я поцелую, Тот и есть. Иисус же сказал ему: Иуда! Целованием ли предаешь Сына Человеческого?» (Лк. 22. 45-48). Отошедший от Православия не веру предает, а Христа.

В настоящее время Православие официально не является государственной религией, но остается культурообразующей и традиционной для нашего народа, так как традиции православной религии сохранялись на протяжении всей ее истории и отразились на всех сферах нашего бытия. И то, что несмотря на жесточайшие гонения и трудности, многоразличные беды и скорби, Православная Церковь живет и благовествует – это истинное Торжество Православия, потому что истинная вера и Дух Христов уничтожены быть не могут! Это Торжество не о видимой славе Православия, но о том единственном, что дает миру жизнь и чего не могут отнять никакие внешние беды и никакие враги – это Торжество Божественной Любви к миру и вечная жизнь мира в этой Любви и этой Любовью, которая есть Господь наш Иисус Христос!

Вывод из прочитанного

Православная Церковь, подчеркивая правильность и неизменность спасительной веры полученной от Христа, точного соблюдения учения Христа и апостольских традиций, названа ортодоксальной. Православие на нашей земле сохранено неповрежденным в своей первоначальной апостольской чистоте. Православие на протяжении тысячелетия было основным духовным стержнем нашего народа. Православие есть источник и основание всей многовековой культуры нашего народа, являясь религией культурообразующей. Православие сохраняет историческую преемственную связь поколений, основанием которой есть Апостольская преемственность передачи Святого Божьего Духа. Православие всегда патриотично. Православный патриотизм связан не с национальностью и не с территорией, но с мессианским предназначением нашего народа, сохраняющего неповрежденной Православную веру. Отошедший от Православия предает не веру, а Христа. Православие вечно, потому что истинная вера и Дух Христов уничтожены быть не могут!

Словарь христианских терминов

Мессианизм – отпечатленное в национальном самосознании убеждение в особом преимуществе данного народа, как избранного носителя и совершителя исторических судеб человечества, избранного для общего блага других народов. Мессианизм выражается в учении, предполагающем понятие истории, как целесообразного процесса, осуществляющего некую общую задачу, в исполнении которой должен первенствовать данный народ.

Иуда Предатель – он же Иуда Искариот, т. е. муж из города Кариота, находящегося в Иудее в Иудовом колене (развалины его к югу от Хеврона). Иуда единственный из Двенадцати Апостолов не из Галилеи, а из Иудеи. Он носил также название «Симонов», обозначающее, что он сын Симона. Иуда был избран, как и прочие Апостолы, Самим Господом и, подобно им, проповедовал, исцелял болезни, изгонял бесов, был казначеем Христовой общины, имея ковчежец и собирая в него добровольные пожертвования. Предал Господа Иисуса Христа за тридцать серебряных монет. Закончил жизнь самоубийством из-за нестерпимых мучений совести.

оглавление

Поделиться: