10. Крест

Глава из книги протоиерея Георгия Вольховского
«Православие и его отличие для других религий мира»

Каждый из нас неоднократно в разговорах о вере слышал утверждение, что Бог у всех один. Да, один! И все религии с этим согласны.

Однако «никто да не обольщает вас пустыми словами» (Еф. 5. 6). Это потому, что утверждение о единстве Божием имеет еще и продолжение.

Можно продолжить это высказывание так: Бог у всех один, но Он не со всеми. И, действительно, разве с грешниками и отступниками от веры будет Он? Нет, не будет! В Писании так об этом говорится: «Он скажет: говорю вам: не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня все делатели неправды» (Лк. 13. 27).

Можно и так продолжить: Бог у всех один, но далеко не все с Ним. И это так! Разве правильно будет утверждать, что совершающий грех пребывает с Богом? Очевидно, неправильно. «Если говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем, и не поступаем по истине… Кто делает грех, тот от диавола» (1Ин. 1. 6; 3. 8).

Значит, далеко не все пребывают в Боге, и далеко не со всеми и не во всех пребывает Бог. «Народ заблуждающийся сердцем; они не познали путей Моих» (Пс. 94. 120). Да и как можно познать пути Божии, если ты не с Ним?

В этом случае, чем дальше человек от Бога, тем меньше он о Боге знает. Тем меньше знает об Откровении Божием, тем меньше знает о Любви, о Жизни, о Святости и об Истине.

Так происходит не только с отдельными людьми. Так происходит с целыми народами. После грехопадения прародителей народы, потомки Адама и Евы, живя своим разумом, своими желаниями, своими устремлениями…«блуждали как овцы, совратились каждый на свою дорогу» (Ис. 53. 6).

То существенное и правильное отношение к Богу, в котором пребывали наши прародители, распалось на разные религии, присущие тем народностям, которым они положили начало.

Вообще, то или иное отношение к Богу в том или ином народе определило и саму особенность того или иного народа. Можно сказать и так: каждый народ, идущий своим, а не Божиим путем, все дальше отходит от той, единственно правильной веры, Самой Божественной Истины и Откровения, которые дал Адаму и Еве Господь при их творении.

Однако не все, из данного Богом, было забыто народами. «Они (люди) отвратились от Него и не уразумели всех путей Его» (Иов. 34. 27). Всех путей не уразумели, но что-то сохранили.

В мифологии древних народов и в основных религиях мира можно найти следы хотя искаженного, но не утраченного Откровения. Да и внутри всех этих искажений, оставались неизменные черты общего существенного характера Откровения. «Язычники показывают, что дело закона у них написано в сердцах; о чем свидетельствует совесть их и мысли их» (Рим. 2. 15).

Эти внутренние и основные начала каждой мифологии и религии вполне согласуются с основными началами христианского Откровения. Это и общее знание о существовании единого Бога Творца, знания о самом творении, отпадении от Бога сатаны и ниспадении его с Неба, это и основные этапы развития допотопного человечества, и исторические предания о всемирном потопе… и многое другое.

Даже то, что должен был прийти Спаситель Мира, избавитель человека от греха и смерти, и ожидание этого прихода тоже нашло отражение во многих религиозных верованиях.

Евангелие повествует, как рожденному Богомладенцу Христу, поклониться «пришли в Иерусалим волхвы с востока… и падши поклонились Ему; и открывши сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну» (Мф. 2. 1, 11). Христа ждали не только языческие волхвы. В среде народов языческих многие простые люди тоже ожидали Его пришествия.

Однажды ко Христу приступила женщина-язычница, хананеянка. Она слезно просила Христа исцелить дочь, терзаемую бесами. Само обращение бедной матери ко Христу уже показывает, что сердце этой язычницы было подобно доброй земле, напоенной росою небесною, что в нем действовало семя благодати Божией. А ее слова, обращенные ко Христу, что «и псы едят крохи, которые падают со стола господ их» (Мф. 15. 27), показывают в ней не только смирение, но и «крохи» знаний истинного Откровения о пришествии в мир Господа, к Которому она и обратилась.

Но, сохраняя многое из Откровения Божественного, народы утратили самое главное – как будет совершено наше спасение, дарование нам возможности вечной жизни, кем оно будет совершено и какой ценой. Хотя и здесь отдаленное и искаженное понятие о том, как должно произойти и как произошло наше искупление, сохранилось.

А наше искупление произошло… на Кресте, на котором был распят воплотившийся Бог, Богочеловек Иисус Христос. И именно крест как символ жизни вечной встречается практически во всех религиях мира еще с дохристианского времени, свидетельствуя об искаженном, но не утраченном до конца Откровении Божием.

У древних египтян, не знавших еще письменности, для каждого понятия были свои значки и иероглифы. Среди них был и крест с кругом. Этот иероглиф означал вечную жизнь. Этот символ носили на груди египетские фараоны и жрецы.

Грудь ассирийского царя Шамши-Адада, изображенного на каменном барельефе, тоже украшал крест, висящий на длинной цепи и подчеркивавший его небесное происхождение.

Древний мексиканский бог огня Кветцаль-Коатль держал крест в руках. Крестом украшались храмы индейцев Южной и Центральной Америки.

Крест почитали в Китае и Индии. На груди Будды, основателя буддизма, возникшего за 600 лет до пришествия Христа, тоже видим крест. В древней Греции крест как священный знак, ограждающий человека от неприятностей и смерти, изображали на кувшинах, вазах, кадильницах, оружии и орудиях труда. У римского бога любви Амура крест на голове символизировал вечную любовь. На островах Полинезии и Новой Зеландии крест был магическим знаком огня и силы жизни, его даже ставили на могилы умерших.

Практически во всех религиях мира крест можно отождествить с «деревом жизни посреди рая» (Быт. 2. 9; 3. 22), на которое указывает Библия и которое расположено «по ту и по другую сторону реки (жизни)…, – по ту или другую сторону религиозного исповедания, – и листья дерева – для исцеления народов» (Отк. 22. 2).

Две пересекающиеся прямые линии, вертикальная и горизонтальная, составляют крест. Они отображают пересечение небесного, исходящего свыше, и земного. Две пересекающиеся прямые линии соединяют небесное и земное, вечное и временное, жизнь и смерть, чтобы мы «могли постигнуть со всеми святыми, что широта и долгота, и глубина и высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову, дабы нам исполниться всей полнотою Божиею» (Еф. 3. 18, 19)

Это пересечение и соединение небесного с земным сошлись в одном центре. Сошлись в Нем, в Истинном Боге и Истинном Человеке, в Богочеловеке, имя которому Иисус Христос. Сошлись в одной точке времени и пространства, которая находится на горе, напоминающей очертаниями человеческий череп, имя которой Голгофа. Сошлись на двух пересеченных бревнах одного креста…

«Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду плотью Своею, а закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир, и в одном теле примирить обоих с Богом, посредством креста…» (Еф. 2. 14-16).

Слово крест, по латыни «крукс», первоначально обозначало позорный столб или столб мучений. А наказание через распятие было у римлян общепринятой смертной казнью для самых тяжких преступников, как-то: разбойников, мятежников и тому подобных.

Известный римский оратор и политический деятель Цицерон считал распятие самой жестокой и ужасной из всех казней.

По свидетельству римских исторических документов, происходила она так. После бичевания ременной плетью с металлическими крюками, раздирающими кожу жертвы, приговоренный к распятию был обязан сам нести свой крест к месту казни, которое обычно находилось вне города, около большой дороги. Там с него снимали одежду и распинали его на кресте, который перед этим вкапывали в землю. На кресте прибивалась дощечка с указанием вины.

Распинаемого привязывали веревками или прибивали его руки и ноги гвоздями. Смерть наступала очень медленно, после ужасных мучений. В большинстве случаев распятый на кресте жил более двенадцати часов, а иногда смерть наступала только на третий день. Вот почему Пилат был удивлен, узнав о быстрой смерти Иисуса Христа: «Пилат удивился, что Он уже умер, и призвав сотника, спросил его, давно ли умер?» (Мр. 15. 44).

Смерть распятого на кресте наступала не от потери крови. Воспаление ран, мучение от жажды, прилив крови к голове и сердцу отнимали постепенно силу у страдающего. Сильные натуры умирали от голода. Поэтому перебивание голеней считалось смягчением наказания, так как это укорачивало мучения. Мертвые тела оставляли висеть на кресте на растерзание диким зверям, птицам и насекомым или для гниения. Евреи обыкновенно снимали умерших с креста и хоронили.

Так было и с Иисусом: «Тогда наконец он (Пилат) предал Его на распятие. И взяли Иисуса и повели. И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое лобное, по-еврейски Голгофа. Там распяли Его…» (Ин. 19. 16-19; Мф. 27. 31-40; Мк. 15. 20-30; Лк. 23. 55-33).

А перед этим Ему должно было нести Свой крест. Он изнемогал под его тяжестью, так что «… одного Киринеянина, по имени Симона, сего заставили нести крест Его» (Мф. 27. 32).

Перед казнью, по еврейскому обычаю, Ему предложили пить крепкий напиток: «Дайте сикеру погибающему и вино огорченному душею» (Прит. 31. 6). Иисус отказался, ибо Он хотел страдать и умереть в полном сознании, во всей полноте испив чашу мучений. «Дали ему пить уксуса, смешанного с желчью; и отведав, не хотел пить» (Мф. 27. 34).

Позже, изнемогая под палящими лучами солнца, томимый жаждою, Он вкусил уксуса, который подали Ему: «После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду. Тут стоял сосуд, полный уксуса. Воины, напоив уксусом губку и наложив на иссоп, поднесли к устам Его. Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух» (Ин. 19. 28-30).

Он, Богочеловек, на Голгофе претерпел на кресте мучительную, позорную, но для нас искупительную смерть. Предшествовавшие ужасные страдания ускорили ее, и солдаты «… придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у него голеней, но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода» (Ин. 19. 33, 34), как и было написано в пророчествах, которые исполнились в точности (Исх. 12. 46; Зах. 12. 10).

Не мы платим за свои грехи своей душой, а Он за наши грехи заплатил Своей смертью на кресте. Но почему все-таки крест, дерево проклятия и орудие мучения? Почему все-таки самая страшная и мучительная казнь?

Да, потому что невозможно оценить стоимость человеческой души и глубину той бездны греха, в которую она погрузилась. И действительно, какой может быть цена нашему искуплению? По справедливости – «отдай душу за душу» (Исх. 21. 23). И Он отдал…Отдал Себя в жертву. «Ибо невозможно чтобы кровь тельцов и козлов уничтожила грех» (Евр. 10. 4).

«Он совершил это однажды, принесши в жертву Самого Себя» (Евр. 7. 27). В жертву за грехи всех нас. «Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды <…> дабы в следствие смерти Его, бывшей для искупления от преступлений… призванные к вечному наследию получили обетованное» (1Пет2. 24; Евр. 9. 15).

На кресте произошло наше искупление. Он Своей Жизнью выкупил нас у греха и смерти, «простив нам все грехи, истребив учением бывшее о нас рукописание, которое было против нас, и Он взял его от среды, и пригвоздил ко кресту» (Кол. 2. 13, 14). Нас выкупил и, победив смерть, Сам Воскрес, Вознесся на Небо и нас призывает к Себе: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною» (Мр. 8, 24).

И крест, дерево проклятия, стал символом спасения после того, как на нем был распят Иисус: «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира» (Гал. 6. 14).

Это орудие мучения, соблазн для неверующих во Христа евреев (Гал. 5. 11) и безумие для язычников (1Кор. 1. 23), сделалось для православных христиан символом жизни. Даже стоящий над могилами крест свидетельствует о жизни и воскресении во имя Того, Кто ради нас и нашего ради спасения смирил Себя до смерти и смерти крестной: «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Фил. 2. 6, 8).

Крест стал не просто символом. Он стал знамением. Знамением Самого Иисуса Христа, знамением Его победы над грехом, проклятием, смертью и диаволом: «Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе; и тогда восплачутся все племена земные и увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою» (Мф. 24. 30).

Крест стал знамением Истины и Любви, потому что Истина и Любовь были вознесены на Кресте над землею. Крест стал знамением бессмертия, потому что Вечная Жизнь распростертыми руками Христа призвала с Креста нас к себе. Крест стал знамением истинного Отцовства и усыновления, потому что только истинный Отец может принести себя в жертву за детей, за нас всех.

Для православных христиан из орудия смерти крест стал оружием спасения. Духовным оружием против диавола, исполненным от Спасителя силы Божией: «Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых – сила Божия» (1Кор. 1. 18). Крест имеет силу у тех, «которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал. 5. 24) на нем.

Господь Сам не по принуждению, а добровольно, избрал крест орудием Своих страданий: «Сего, по определенному совету и предведению Божию преданного, вы взяли и, пригвоздив руками беззаконных, убили<…> < Бог же, как предвозвестил устами всех Своих пророков пострадать Христу, так и исполнил» (Деян. 2. 23; 3. 18).

Итак, «по определенному совету Божию» в деле нашего искупления, совершенного Иисусом Христом, имели одинаковую силу два креста.

Крест внутренний, под которым понимаются страдания душевные, начавшиеся еще задолго до распятия и связанные со скорбью о том, что грехопадением человека отвергается Бог, Любовь и Жизнь Вечная, для которых он и создан. Связанные с тем, что мы погибаем по своим грехам. Внутренний крест составляют и страдания телесные, перенесенные Им, и позорная, мучительная смерть.

Второй крест наружный, являющийся орудием для исполнения креста внутреннего. Именно на втором кресте и произошло наше искупление. Но эти два креста нельзя отделить один от другого – оба они составляют единый крест Христов.

Этот крест стал собственным Иисусу Христу и потому называется в слове Божием «крестом Иисуса» (Ин. 19. 25), «крестом Его» (Мф. 27. 32). Все, чего касается Бог, – свято. И крест стал не просто собственным Господу, но святыней, освятившейся пребыванием на кресте тела Иисуса Христа, освятившейся пролитой на кресте Его святой Кровью. «Благословенно древо, чрез которое бывает правда» (Прем. 14. 7).

На этом и основан священный обычай ношения христианами креста Господня. Сам Христос призывает нас к исполнению этого: «Приходи, последуй за Мною, взяв крест» (Мр. 10. 21). Еще до Своего распятия Он говорил: «Придите ко Мне все…возьмите иго Мое на себя и научитесь у Меня» (Мф. 11. 29). И Апостол Павел пишет в своем Послании: «Выйдем к Нему за стан, нося Его поругание» (Евр. 13. 13).

Христианин потому и называется христианином, что полагает себя чадом Того, Кто как истинный Отец отдал Свою Жизнь за всех нас. И как истинное чадо христианин исполняет все, что повелевает ему Бог, учась всему у Христа, нося на себе знамение и печать Его усыновления. «Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по стопам Его» (1Пет. 2. 21).

И как Христос, повелевший «научитесь у Меня», нес на Себе крест внутренний, а на Голгофу – крест наружный, так и христианин должен нести на себе крест внутренний и крест наружный – маленький символ того Голгофского креста. Это тот крестик, которым нас запечетлевают в день нашего крещения. Кто называет себя христианином, но отвергает и не носит наружного креста, тот отвергает и несение креста внутреннего, который от наружного неотделим. Такие поступают «как враги креста Христова» (Фил. 3. 18).

«Кто не берет креста своего и следует за Мною, тот недостоин Меня» (Мф. 10. 38).

Интересна и история крестного знамения, накладываемого на себя православными христианами.

Как известно из истории, христиане первых веков подвергались жесточайшему гонению и беспощадному уничтожению иудеями и римлянами. Их распинали на крестах, колесовали, бросали на растерзание диким зверям, обливали кипящей смолой и, поджигая, делали горящие факела… Не описать всех пыток и мучений, которым подвергались христиане.

Однако, чем больше было гонений, тем больше становилось христиан, тем больше крепла Церковь и ширилось благовестие Слова Божия.

Римские власти были обеспокоены и приняли решение: не стоит убивать христианских священников, которые были для христиан примером стойкости, а отпускать их на свободу, вырвав у них язык. Если из тюрьмы выйдет православный священник, то верующие, увидев его живым, будут считать, что он, не выдержав пыток, предал Христа. Свои бы его не приняли и думали, раз священники не могли устоять в вере, то нет в ней Истины, которая бы их укрепляла, давая силы устоять под пытками.

В многонациональной империи такой человек, не имея языка, не мог бы объяснить, что он остался христианином. Но «написано: погублю мудрость мудрецов, и разум разумных отвергну» (1Кор. 1. 19). И «посредством креста» гонители были посрамлены. Посрамлены так.

Выходивший из тюремных застенок измученный священник, конечно, не мог сказать собратьям во Христе, что он не предатель. Но явить это всему миру он мог. И являл, накладывая на себя рукой крест! Этим он показывал всем: я верен Христу, «Я сораспялся Христу» (Гал. 2. 19). В этом и есть внутренний смысл ношения креста на груди и накладываемого на себя крестного знамения. Внутренний смысл ношения креста, безусловно, дает любовь. Он в любви к Тому, Кто на кресте принял мученическую смерть для нашего спасения.

В истинной Церкви ничто не забыто. И этот символ верности и преданности, обагренный кровью мучеников веры Христовой, принявших «участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его» (Фил. 3. 10), Церковь бережно сохранила до наших дней как живое свидетельство того, как следовали за Ним Его истинные исповедники.

«Желающие хвалиться по плоти принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть гонимыми за крест Христов. А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят и я для мира» (Гал. 6. 12-16).

И только несколько позже крестное знамение перстосложением стало являть миру не только «несение Его поругания», но ознаменовало догматы той веры, которую мы исповедуем.

Так, три сложенных вместе перста (пальца – большой, указательный и средний) означают имя Бога, которое Господь Иисус Христос открыл нам Своим пришествием: «Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал Мне от мира» (Ин. 17. 6). Это то имя, с которого православный христианин начинает свое молитвенное обращение к Богу: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа». Это перстосложение свидетельствует и о нашей вере в Триединого Бога и означает основной догмат Православной веры, который мы исповедуем как Символ Веры.

Согнутые к ладони два перста (безымянный и мизинец) означают два естества Сына Божия Иисуса Христа, с которыми Он был на Земле как совершенный Бог и совершенный Человек, – естество Божественное и Человеческое.

Христианин не просто накладывает на себя крест, свидетельствуя сораспятие Христу и веру в истинного Бога, но накладывает как молитву в духовной брани, как непобедимое оружие над диаволом.

В Евангелии говорится о чудесах, которые совершал Апостол Павел: «Бог же творил немало чудес руками Павла, так что на больных возлагали опоясания с тела его, и у них прекращались болезни и злые духи выходили из них» (Деян. 19. 11, 12). Вот какую силу давала благодать Божия рукам Апостола и его вещам! Нетрудно представить, какую силу имеет Крест Христов, освященный Самим Господом и Его Святой Кровью, в руке христианина!

«Благословен Господь, твердыня моя, научающий руки мои битве и персты мои брани» (Пс. 143. 1).

Призывая имя Господне, верующий во Христа прикладывает руку ко лбу, для освящения нашего разума, посвящая все мысли Богу; прикладывает ко груди, всего себя посвящая Богу, чтобы все чувства наши были освящены Им; прикладывает к правому и левому плечу, чтобы освятить наши силы телесные, и чтобы наши руки творили только добрые дела. «Итак желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы…воздевая чистые руки без гнева и сомнения» (1Тим. 2. 1).

Святые о кресте

Кто может достаточно изъяснить тайну Креста, послужившего орудием страдания Спасителя? В самом деле, сколько было других способов, посредством которых Он мог исполнить совет Свой относительно страдания за нас! И однако из всех Он пожелал и избрал один этот…образом Креста все содержится в мире и что он вековечнее всего содержимого им.

Святитель Григорий Нисский

Ибо на одном Кресте претерпевается смерть с распростертыми руками. И потому, Господу нужно было претерпеть смерть такого рода, распростереть руки Свои, чтобы одной рукой привлечь древний народ, а другой – язычников, и обоих собрать воедино. Ибо Сам Он, показывая, какой смертью искупит всех, предсказал: «И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе» (Ин. 12. 32).

Святитель Афанасий Великий

Как четыре конца Креста связываются и соединяются в центре, так Божией силой содержится и высота, и глубина, и долгота, и широта, то есть вся видимая и невидимая тварь <…> древо жизни, насажденное Богом в раю, предъизобразило этот Честной Крест.

Преподобный Иоанн Дамаскин

Все части мира были приведены к спасению частями Креста.

Святитель Василий Великий

Крест есть знамение мудрости духовной, христианской, крестной и сильной, как оружие крепкое, ибо премудрость духовная, крестная, есть оружие против противящихся Церкви.

Святитель Дмитрий Ростовский

Крест – знамение будущего бессмертия.

Преподобный Авва Исаия

Видишь ли, чем диавол победил, тем и сам побежден; он через древо одолел Адама, и Христос древом же победил его. То древо низвело нас в ад, а это и низверженных в ад извело оттуда <…> Те, кто с верой и любовью поклоняются Кресту, знают присущую ему силу и пользуются ею для победы над диаволом.

Святитель Иоанн Златоуст

Крест Христов для нас – победный венец <…> Всегда запечетлевай себя Крестом, и зло не прикоснется к духу твоему.

Преподобный Ефрем Сирин

Его бремя – наше успокоение; Его подвиги – наша награда; Его пот – наше облегчение; Его слезы – наше очищение; Его раны – наше исцеление; Его страдания – наше утешение; Его Кровь – наше искупление; Его Крест – наш вход в рай; Его смерть – наша жизнь.

Платон, митрополит Московский

Увы, Господь мой! Ты на Кресте – я утопаю в наслаждениях и неге. Ты подвизаешься за меня на Кресте… я лежу в лености, в расслаблении… Господь мой! Господь мой! Даруй мне уразуметь значение Креста Твоего, привлеки меня к Кресту Твоему судьбами Твоими <…> Вне Креста нет живого познания Христа.

Святитель Игнатий Брянчанинов

Христиане, верующие во Христа, знаменуют себя крестом не просто, не как попало, не с небрежением, но со всем вниманием, со страхом, с трепетом и с крайним благоговением. Ибо образ Креста показывает примирение и содружество, в какое вступил человек с Богом.

Преподобный Симеон Новый Богослов

Ношение Креста – есть упразднение всякого греха, откуда рождается любовь, без которой не может быть ношения креста.

Преподобный Исаия Отшельник

Вывод из прочитанного

Крест Христов для христианина есть знамение Истины, знамение Любви, знамение Жизни Вечной, «Сила Божия», ко спасению каждому верующему.

Отличие от других религий мира

  • Другие религии не имеют Креста как знамения Истины, Любви и Жизни Вечной.
  • Другие религии мира не признают, а следовательно, не имеют, искупительной жертвы за грехи, принесенной на Кресте Иисусом Христом.
  • Другие религии мира не имеют удостоверения сыновства Богу, совершившееся на Кресте, знамение и печать которого носит на себе христианин.
  • Другие религии мира не имеют Креста как духовного оружия, освященного Самим Богом, для победы над своими собственными страстями, похотями, смертью и диаволом.

Словарь христианских терминов

Распятие – растянуть пясть. Имеет следующие значения:

1) мучительнейшая и позорнейшая казнь, заимствованная римлянами у персов;

2) изображение Господа Иисуса Христа, распятого на кресте.

Юродство (слав. ) – глупость безумие.

Знамение – воинское знамя, символ, образ.

Знамение крестное – изображение честного Креста Господня, делаемое на разных предметах рукою с определенным сложением перстов.

Знамение Сына Человеческого – Крест Христов.

Перстосложение – сложенные определенным образом пальцы руки, символизирующие исповедание Православной веры и ее основных догматов.

Иго (слав. ) – ярмо, связь, рабство, узы, ноша.

Вопросы по теме

1. Какое значение креста было и есть у других народов?
2. Какое значение имеет Крест в Православии?
3. Что произошло на Кресте на горе Голгофа?
4. Можно ли разделить наружный и внутренний кресты Иисуса Христа?
5. Почему христианин должен носить на себе крест?
6. Когда крест христианина обретает силу?
7. Как появилось крестное знамение?
8. Что означает слово «перстосложение»?
9. Чем отличается христианский Крест от изображения креста в других религиях мира?

оглавление

Поделиться: