19. Живой ковчег завета

Глава из книги протоиерея Георгия Вольховского
«Православие и его отличие для других религий мира»

Прославляет Господь Своих слуг и угодников. Но поистине, как солнце превосходит все звезды своей светлостью, так и Пресвятая Богородица всех угодников Божиих превышает славой, величием и своими заслугами.

Она названа Богородицею по слову евангельскому, произнесенному устами исполненной Духом Святым праведной Елизаветы, которая, увидев Ее, «исполнилась Святого Духа, и воскликнула громким голосом и сказала: благословенна Ты между женами и благословен плод чрева Твоего! И откуда это мне, что пришла Мать Господа моего ко мне?» (Лк. 1. 41-43).

«Честнейшая Херувим и славнейшая без сравнения Серафим» – человек, дочь рода человеческого, всегда Дева и Мать, познавшая бедность, горе и унижение, дивно соединившая в жизни Своей небесное, земное и житейское и в то же время превосходящее всякий разум. Ей «Самой оружие прошло душу» (Лк. 2, 35), когда на Кресте, на Голгофе, в Сыне Ее, оскорблялось и убивалось все Ее заветнейшее и священнейшее.

По «смирению рабы Своей» (Лк. 2. 35), по Ее смирению, немного написано о Ней в Евангелии. О жизни Ее познаем, в основном, из предания. Да это и понятно. Ведь Евангелие, Благая Весть, – это весть о спасении, о Любви и Жизни, которые даруются Ее Сыном. Это весть о Самом Ее Сыне, образ и величие Которого, Его любовь и жертву, ничто и никто, даже Она, не должны закрывать от нас.

Однако и из того малого, написанного в Евангелии, можно немало узнать о Той, Которой «сотворил величие Сильный» (Лк. 1. 48, 49) и Которую должны ублажать «все роды» (Лк. 1. 48, 49).

Ее рождение было предуказано Божественным Промыслом и в ветхозаветных пророчествах, и в ветхозаветных прообразах. Начало этих Божественных предуказаний восходит к началу жизни падшего человечества. «Семя жены сотрет главу змия» (Быт. 3. 15) – это первая утешительная и радостная весть о Ней, возвещенная Самим Богом падшим прародителям. Семя жены! Не мужа, но жены! Здесь указание и на Ее вечное девство, и на Того, Кто Своей смертью на кресте, победит грех, смерть и сатану.

И впоследствии, на протяжении тысячелетий, Господь не оставлял ветхозаветных людей без пророческих и таинственных указаний на Богоматерь. Патриарху Иакову в видении таинственной лестницы, соединившей небо и землю, было указано на Пресвятую Богородицу, Которая рождением Сына Божия послужила к примирению неба и земли, людей и Бога (Быт. 28. 10-17).

Пророку Моисею такое указание было в видении чудесной купины (куста), горевшего в огне, но не сгоравшего (Исх. 3. 1-5). Как купина эта несгораемая, восприняла Пречистая в Себя Господа и не сгорела. И более того. Как купина осталась живым кустом, так и Она, и до рождения Сына и после рождения, оставалась Девой.

Чудесность и непостижимость приснодевства Матери Богочеловека была указана Господом и в чудесном произрастании из сухого жезла Ааронова цветка в одну ночь (Чис. 17. 9), и пророчестве Исаии о рождении Эммануила (Богочеловека) от Девы (Ис. 7. 14), и в пророчестве Иезекииля о чудесных вратах, через которые пройдет Господь, но врата те по прежнему останутся закрытыми (Иез. 44. 1-3)… Интересен еще один прообраз Пречистой Богоматери.

Когда возник первый рукотворенный храм, святилище Живому Истинному Богу? Это случилось примерно за 1500 лет до Рождества Христова. Сам Господь показал на горе Синае пророку Моисею «образ», повелев ему, чтобы сделал святилище «по тому образу, какой показан тебе на горе» (Исх. 25. 40), чтобы «Господу обитать» среди народа Израильского и для служения в ней Господу.

Первое святилище было переносное и называлось по-разному. Его называли «скиния», то есть жилище или шатер Закона. Называли «скиния откровения» и дом Господа. Наиболее же употребительным ее названием было «скиния собрания», что означает «шатер собрания», о котором Господь говорил Моисею, что там «буду открываться вам, чтобы говорить с тобою. Там буду открываться сынам Израилевым, и освятится место сие славою Моею» (Исх. 29. 42, 43).

Созданная по «образу», данному Богом, скиния должна была реально являть присутствие Божие среди народа Израиля, прообразуя то, что откроется с приходом Христа – Его Триединство. Как и человек, сотворенный Триединым Богом по Своему образу, есть тричастный, состоящий из духа, души и тела, так и «скиния» была сотворена тричастной.

Первая часть – сама «скиния», большой переносной шатер. Переносной потому, что в то время израильтяне были кочевым племенем. «Скиния» была сердцем израильского народа. Сердцем «скинии» была ее вторая часть, называемая «Святое Святых». Это была комната в самой сокровенной части скинии, находившаяся на западной стороне. Сердцем «Святое Святых», как, впрочем, и всей скинии, было самое главное и сокровенное – «ковчег завета» с крышкой, служащей образом престола благодати.

Ковчег завета хранил в себе «скрижали» Закона, как основание или залог завета Бога с израильским народом. Находились там золотой сосуд с манной, «хлебом с неба», которым Господь питал народ Израиля во время странствия по пустыне, и жезл первосвященника Аарона.

О ковчеге завета Господь так сказал Моисею: «Там Я буду открываться тебе и говорить с тобою над крышкою, посреди двух херувимов, которые над ковчегом откровения» (Исх. 25. 22). Собственно, как и скиния, ковчег в еще большей мере был зримым знаком присутствия Божия с израильским народом.

Велико было значение ковчега завета для народа израильского. Это значение раскрывается, как в его истории, так и в том почитании, которое израильтяне ему оказывали. Господь, дав ковчег израильтянам, даже запретил к нему прикасаться, говоря им, что «они не должны касаться святилища, чтобы не умереть. Сии части скинии собрания должны носить сыны Каафовы» (Чис. 4. 15).

О строгости этого предупреждения говорит следующий факт библейской истории. Некто, именем Оза, сын Аминадава, вместе со своим братом Ахио вели колесницу, на которой Давид перевозил ковчег завета из дома их отца, находившегося в Кириаф-Иариме, в Иерусалим. У гумна Нахонова волы наклонили колесницу, и Оза рукой попытался уберечь ковчег от падения. Это нарушение предостерегающей заповеди стоило ему жизни. «Господь прогневался на Озу, и поразил его Бог там же за дерзновение, и умер он там у ковчега Божия» (2Цар. 6. 2-7). А место, где это произошло, получило название «поражение Озы».

Однако святилище было не только для трепетного почитания народу израильскому, которое они являли во все дни, пока ковчег был с ними. Все, и «скиния собрания», и «Святое Святых» и «ковчег завета» вместе с крышкой, прообразно служили указанием будущих совершенных времен, когда Господь поселится среди Своего народа.

На протяжении 850 лет ковчег завета был для израильтян зримым свидетельством Божьего присутствия. Еще через 600 лет Господь пришел во плоти и жил на земле, явив Собою исполнение завета. А в воплощении Христа воплотилось и то, символом чего был ковчег в Ветхом Завете.

Но еще задолго до этого, говорил Господь устами пророка Иеремии: «Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет. Не такой завет, какой Я заключил с отцами их… тот завет Мой они нарушили… Но вот завет, который Я заключу с домом Израиля после тех дней, говорит Господь, вложу закон Мой во внутренность их, и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом» (Иер. 31. 31-34).

Фактически, пророк говорил о том времени, когда Господь, поселившись в человеке, сделает его тем самым живым ковчегом завета. Таким образом, и «скиния», и Святое Святых» и «ковчег завета», были только «тенью грядущих благ» (Евр. 10. 1).

Как говорил Господь, так и случилось. Тот же пророк Иеремия пророчествовал, что «не будут говорить более: ковчег завета Господня; он и на ум не придет, и не упомнят о нем, и не будут приходить к нему, и его уже не будет» (Иер. 3. 16). Когда пришла полнота времен, Иерусалимский храм, который заменил собой скинию собрания, его Святое Святых были разрушены, а ковчег сожжен.

Почему так произошло? Потому что, когда есть Живой Ковчег Завета, нет необходимости почитать и поклоняться ковчегу рукотворному. Когда в ком-то реально присутствует Бог, то в особом знаке Его присутствия уже нет нужды.

Этим Живым Ковчегом Завета и была Она, Пречестная Дева Мария. Подобно ветхозаветному ковчегу, хранила Она в Своем сердце скрижали Закона и жила Законом. Вместившая в Себя Невместимого, носила Она под сердцем Своим не просто расцветший жезл и небесную хлебную манну, но Отрасль (Зах. 6. 12), Древо Жизни (Отк. 2. 7), Истинный Хлеб Жизни (Ин. 6. 32-51), сшедший с небес.

О том, как Пречистая стала этим Живым Ковчегом Завета, Евангелие повествует такими словами: «В шестой же месяц послан был Ангел Гавриил от Бога в город Галилейский, называемый Назарет, к Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова; имя же Деве: Мария… И сказал Ей Ангел: не бойся Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога. И вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и назовешь Ему имя: Иисус. Он будет велик и назовется Сыном Всевышнего; и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его. И будет царствовать над коленом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца. Мария же сказала Ангелу: как будет это, когда Я мужа не знаю?

Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святой найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; потому и рожденное Святое назовется Сыном Божиим… Тогда Мария сказала: вот, Я – раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк. 1. 26-38).

Дух Божий, Сам Бог, не просто был над ней, как над крышкой ветхозаветного ковчега, но нашел на Нее, осенив Своею Богодохновенною силою. Сам воплощенный Бог, Богочеловек, Сын Божий и Сын Человеческий Христос, был под Ее святым сердцем! Это невозможно представить. Об этом даже страшно подумать. Ведь, фактически, Бог, найдя на Нее, сотворил Ее Живым Ковчегом Завета.

Поэтому Православная Церковь присвоила Деве Марии наименования Пречистая и Пренепорочная, то есть чистая от греха, где приставка «пре» означает превосходящую степень чистоты. Тем самым Церковь удостоверяет, что Пресвятой Бог не мог исполнить Собой кого-либо, имеющего грех или порок, но пребывает только в том, кто абсолютно чист пред Ним.

Евангелие раскрывает также для нас, как в Своем чистом сердце хранила скрижали Закона Пречистая Дева. Не просто хранила, но жила Законом Творца. Текст Евангелия от Луки (Лк. 2. 46-55) раскрывает для нас то, чем жила Пречистая. Это выдает Ее речь при встрече с родственницей Елисаветой. Это не просто речь. Это хвалебная песнь Господу, состоящая сплошь из цитат. Из цитат Священного Писания. Вот она:

46. И сказала Мария: величит душа Моя Господа,

47. И возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем,

48. Что призрел Он на смирение рабы Своей; ибо отныне будут ублажать Меня все роды;

49. Что сотворил Мне величие Сильный, и свято имя Его,

51. Явил силу мышцы Своей; рассеял надменных помышлениями сердца их;

50. И милость Его в роды родов к боящимся Его

52. Низложил сильных с престолов и с помышлениями сердца их; и вознес смиренных;

53. Голодных исполнил благ, а богатых отпустил ни с чем;

54. Воспринял Израиля, отрока Своего, воспомянув милость,

55. Как говорил отцам нашим, Аврааму и семени его до века.

В этой хвалебной песне цитаты из начальных книг Библии, Бытия, Исхода и Второзакония, цитаты из книги Царств, из книги Иова, из псалтири Давидовой, из книг пророков Исаии и Аввакума…

Это говорит о том, чем жила Она. А жила Она Словом Божиим. Причем жила так, что даже говорила и мыслила Она этим Словом. «От избытка сердца говорят уста» (Мф. 12. 34; Лк. 6. 45).

Слово Божие стало образом Ее святой жизни, образом самой Ее мысли. Все сердце Ее было проникнуто Откровением. Это возможно только тогда, когда сердце искренне и без остатка любит Господа, все устремлено и все принадлежит Ему, Единственному на потребу. «Я принадлежу возлюбленному Моему, а возлюбленный Мой – Мне; Он пасет между лилиями» (Песнь. п. 6. 2), а лилия у древних евреев являлась символом девственной чистоты.

Чтобы так выучить Писание нужно было, с одной стороны, большую часть времени проводить за его изучением, с другой, находиться там, где это постоянное изучение возможно. У древних евреев было единственное место, где Она могла этому научится.

Где же это? Обратимся к «Библейской энциклопедии», изданной в Англии в 1989 году.

В разделе «Иудейская религия в эпоху нового завета» читаем: «Во времена Иисуса большинство иудеев, живших вне Иерусалима, обычно собирались по субботам в местных синагогах.

Служба в синагогах заключалась преимущественно в чтении отрывков Библии (как правило, одного отрывка из книг Закона и одного из книг пророков) и молитв… иногда, после чтения Писаний кто-то из знатоков Закона произносил проповедь».

Следует признать, что для совершенного знания Писаний, когда Писание становится частью тебя самого, обучение в синагогах,

происходившее только по субботам, не очень-то годилось.

При синагогах были и школы, но о них написано, что только «многие еврейские мальчики (!) с шести лет обучались в синагогальных школах».

О богослужении же в храме читаем следующее: «В эпоху Нового Завета Храм все еще оставался центром религиозной жизни Израиля… Каждый день (!) начинался с публичного чтения отрывков из Библии и молитв».

В прекрасной книге Э. Дж. Бикермана «Евреи в эпоху эллинизма», изданной в Москве в 2000 году, находим такое описание утреннего богослужения в Иерусалимском храме: «Служба совершалась дважды в день, на рассвете и в сумерках, и состояла из трех частей. Сначала в Скинии до рассвета (невидимые всем множеством народа) священники заправляли масляные лампы золотого семисвечника в Святилище и воскуряли благовония на золотом алтаре в той же комнате. Снаружи, на алтарном дворе, левиты пели псалмы и в том числе последнюю строфу псалма 44 (43): «Восстань, что спишь Господи… Восстань на помощь нам и избавь нас ради милости Твоей»… После возлияний вина по сигналу священных труб левиты вновь пели псалмы, на этот раз 105:1 – 16 и 96, а собравшиеся простирались перед алтарем. В добавление к этому каждый день левиты воспевали псалом, предназначенный специально для этого дня: 92 (91) – пелся в субботу, за ним следовал 24 (23), 48 (47), 82 (81), 94 (93) и 81 (80) и цикл заканчивался 93 (92) – в пятницу. Народ отвечал им молитвой (благодарением)… Вечером воскурение благовоний и возжигание светильников в скинии, с пением соответствующих псалмов следовало за жертвоприношением. . . притом, что и другие ритуалы, предписанные Торой и позднее засвидетельствованные в Храме Ирода, также совершались… Помимо регулярных жертвоприношений были еще «многие мириады» (по выражению псевдо-Аристея) жертвоприношений отдельных правоверных и временами – даже всего еврейского населения» (9. 160-164).

Если добавить к этому богослужения еврейских праздников, то трудно будет даже представить, сколько чтений Библии, пения псалмов и молитвословий, содержащих, как правило, фрагменты священных текстов, слышали за день находящиеся при Храме. Именно в Храме, куда юную Деву, посвятив Богу, привели престарелые родители, могла любовью к Нему стяжать в Свое сердце Пречистая Дева скрижали Закона.

Абсолютно точно можно утверждать, что Она сердцем вошла во Святое Святых Храма Слова, который есть Иисус Христос. Именно в Храме Она вступила в ту глубину Богообщения, которую исторически Храм собой изображал. Но для такого познания Слова, когда оно становится неотъемлемой частью тебя самого, при Храме нужно было фактически жить…

И Она там жила. О Храме, более или менее подробно, можно прочитать в любом библейском словаре или справочнике, а также увидеть его планировку.

Начинался Храм двором. Описание этого двора, как и других дворов, с их пристройками, помещениями, стенами, воротами и колоннадами можно найти в Талмуде и в описаниях еврейского историка Иосифа Флавия. Именно там, во дворе Храма, находились помещения для паломниц и рукодельниц храма, обычно пожилого возраста.

«Тут была также Анна пророчица, дочь Фануилова, от колена Асирова, достигшая глубокой старости, прожившая с мужем от девства своего семь лет, вдова лет восьмидесяти четырех, которая не отходила от храма (практически жила там – авт. ), постом и молитвою служа Богу» (Лк. 2. 36, 37).

Жили там и девочки до 12 лет, которых воспитывали и обучали искусному рукоделию. Возраст женщин и девочек, находящихся при храме, определялся Законом Моисеевым о женской нечистоте (Лев. 15. 19, 24). В основном, там жили те, кто умел искусно ткать, прясть и вышивать.

«И все женщины, мудрые сердцем, пряли своими руками…и все женщины, которых влекло сердце, умевшие прясть, пряли козью шерсть…и сделали все мудрые сердцем, занимавшиеся работою скинии: десять покрывал из крученого виссона и из голубой, пурпуровой и червленой шерсти; и херувимов сделали на них искусною работою» (Исх. 35. 25, 26; 36. 8).

По описанию Иосифа Флавия, девочки, жившие при храме, были из рода Давидова, сироты или из бедных семей, которые не могли их содержать. И если вспомнить, что родители Девы Марии были в преклонных летах, а родственником у них был священник Захария, отец Иоанна Крестителя (Лк. 1), который служил в Иерусалимском храме, то становится вполне понятно, где Пречистая жила и познала «слова Господни – слова чистые» (Пс. 11. 7) – в Храме Господнем.

Совершенное знание Писания указывает не только на храм, где можно было его познать. Не только на любовь, которую нужно питать к Богу, чтобы стать причастником Его Слова. Знание Писания говорит вот еще о чем.

Среди цитат из Писания, которыми говорила Дева Мария, были цитаты из книг пророка Исаии и из псалмов Давида. Зная эти книги, Она, соответственно, знала и пророчества, содержащиеся в них. Это были пророчества о Ее Сыне, а, следовательно, и о Ней. Вот они, пророчества о Христе.

«Я предал хребет Мой бьющим и ланиты Мои поражающим; лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания…. Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лицо свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его. Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились… Господь возложил на Него грехи всех нас. Он истязуем был, но страдал добровольно, и не открывал уст Своих: как овца, веден был Он на заклание, и, как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих. От уз и Суда Он был взят… Ему назначили гроб со злодеями, но Он погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его» (Ис. 50. 9; 53. 3-9).

Когда Пречистая давала согласие Господу, отвечая Архангелу Гавриилу, говоря: «Я – раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк. 1. 38), Она знала, на что шла. Ведь пророчества содержали все, что должно произойти с Ее Сыном. Она знала, что Тот, Кого Она будет носить у Себя под сердцем, когда-то возопиит:

«Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты оставил Меня?…Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе. Все, видящие Меня, ругаются надо Мною говорят устами, кивая головою: Он уповал на Господа – пусть избавит Его; пусть спасет, если Он угоден Ему… скопище злых обступило Меня, пронзили руки Мои и ноги Мои… а они смотрят и делают из Меня зрелище…делят ризы Мои между собою и об одежде Моей бросают жребий…» (Пс. 21).

Зная пророчества, Она, тем самым, знала все наперед, знала, что и Сама должна пострадать. Знала и помнила слова старца Симеона, что «Тебе Самой оружие пройдет душу…» (Лк. 2. 35), …но приняла благовестие.

Тяжело осознавать, что дети, с которыми будет играть маленький Иисус, позже, когда вырастут, будут кричать Пилату: «…да распят будет<…> кровь Его на нас и на детях наших<…> распни Его<…> смерть Ему» (Мф. 27. 23, 25; Мк. 15. 13; Лк. 23. 18).

Она Мать, и у них есть матери. Они любят своих детей, Она любит всех, поскольку ради всех приняла благовестие. Мы даже представить себе не можем, чтобы наши дети могли быть принесены в жертву за чьи-то грехи. А Она… приняла Свое сораспятие Сыну.

оглавление

Поделиться: