О молитве

читать pdf

Не нужны Богу наши молитвы! Он знает, и прежде прошения нашего, в чем нуждаемся; Он, Премилосердый, и на не просящих у Него изливает обильные щедроты. Нам необходима молитва: она усвояет человека Богу. Без нее человек чужд Бога, а чем более упражняется в молитве, тем более приближается к Богу.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

В основе христианства лежит не сумма каких-то отвлеченных знаний, но живой опыт общения с Богом как с Отцом Небесным. Молитва устанавливает именно эти отношения. Поэтому не молящегося христианина невозможно себе представить. Именно молитва позволяет почувствовать радость присутствия Бога в нашей жизни. Для молящегося человека Бог – не абстрактная идея, но знакомая и любимая личность, идущая с человеком по жизни.

Идет очистительное время Великого поста. Каждый верующий ждал его, понимая, что это время не только отказа от скоромной пищи, но и время особого молитвенного состояния, искреннего покаяния и стремления очиститься от греха.

«Но что же может сделать человек? Какие усилия воли, какие старания могут избавить нас от греховности? Мы с вами уже не дети и хорошо понимаем, что они чаще всего бывают бесполезны. Мы обычно возвращаемся все к тем же мелким, нудным, повседневным грехам, и все так же нас пожирают раздражительность, уныние, мрачность, зависть, суетность, озлобленность. Кто же нас выведет из тупика, вытащит из болота, в котором душа наша погрязает и погибает? Нет у нас иной помощи и иного спасения, кроме Господа Иисуса Христа, кроме Его любви – второй любви. Потому что первая нас создала, первая дала нам жизнь и мир; а вторая любовь Его, видя, что мы не способны этими дарами воспользоваться, что мы все доброе обращаем во зло и живем во зле, вторая Его любовь нам протягивает руку и говорит: «Встань, спящий, пробудись, пробудись! Я, Господь, к тебе пришел. Я умер, хотя бессмертен, Я все испытал твое, кроме греха, чтобы быть с тобой рядом и тебя очистить и оживотворить. Вот перед твоими глазами Мой Крест, на котором Я принимаю твои страдания и твои грехи, чтобы ты очистился Моею благодатью».

Кто верует Христу – тот спасен, кто призывает имя Иисусово – тот спасен, кто идет за Господом – тот спасен. Но для этого надо пойти за Ним, а для того, чтобы пойти, надо увидеть, что мы недостойны, что мы не можем сами себя спасти – а для этого надо постичь покаяние, то есть увидеть себя правдиво и честно. Поэтому мы молимся этой молитвой – «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче», – ибо мы уже привыкли ко всему, и двери покаяния для нас закрыты. Нам кажется, что мы живем обычно, как и все, иногда, подобно фарисею из притчи (Лк 18. 9-14), гордимся перед другими и превозносимся – но чем мы гордимся? И через евангельскую притчу Церковь призывает нас: «Встань, как мытарь, не думай о своих заслугах, о своей силе, о своих добродетелях, а только встань, как он, и повтори: «Боже, милостив буди мне, грешному», – писал протоиерей Александр Мень.

Иисус Христос, придя в мир, осудил как лицемерие молящихся напоказ, так и многословие в молитве, уподобив подобную молитву языческой. В связи с этим он установил правила моления, предусматривающие немногословность молящегося (так как Господь заранее знает, о чем Его попросят) и сокрытие процесса моления от посторонних глаз, так как молящийся на публику уже получает свою награду на земле и Господь его прошения слушать не будет (Мф. 6.5-8). Вместе с тем, он преподал совершеннейшую из всех христианских молитв – «Отче наш». Другой образец молитвы, встречающийся в Евангелии – это Молитва мытаря (Лк. 18.13), переданная Иисусом Христом в притче о кающемся грешнике. Мытарь приходит в храм и стоит позади, у входа. Он знает, что стоит осужденным; он знает, что в категориях справедливости ему надежды нет, потому что он не причастен Царству Божию; он – вне царства правды и праведности или царства любви, потому что не принадлежит ни царству праведности, ни царству любви. Но в той жестокой, уродливой жизни насилия, которая является его жизнью, он научился чему-то, о чем праведный фарисей не имел и понятия. Он научился, что в мире соперничества, в мире хищнических отношений, жестокости и бессердечия, единственное, на что можно надеяться – это на вторжение милосердия, на вторжение сострадания, неожиданное и невероятное, которое не коренится ни в исполнении долга, ни в строе естественных отношений, и которое приостановило бы закономерность жестокости, насилия и бессердечности в повседневной жизни. Мытарь, будучи вымогателем, ростовщиком, хищником, знал из собственного опыта, что бывают моменты, когда безо всякой причины – поскольку это никак не входит в его мировоззрение – он вдруг простит долг, потому что его сердце дрогнуло и стало уязвимым; когда, может случиться, он не предаст кого-то в тюрьму, потому что человеческое лицо что-то ему напомнило или звук голоса коснулся его сердца. Логики в этом нет; это не входит ни в его образ мыслей, ни в его обычный образ действий. Тут, наперекор и вопреки всему, вторгается нечто, чему он не может противиться; и он тоже, вероятно, знает, как часто сам бывал спасен от конечной катастрофы этим вторжением неожиданного и невероятного – милости, сострадания, прощения. И вот он стоит у церковной притолоки, зная, что область внутри храма – область праведности и любви Божией, которой он не принадлежит и куда вступить не может. Но он по опыту знает, что невероятное сбывается, и тут-то он и говорит: «Помилуй! Нарушь законы справедливости, нарушь законы религии, милостиво сойди к нам, не имеющим права ни на прощение, ни на то, чтобы вступить в эту область». Это – исходная точка, от которой мы должны начинать снова и снова, постоянно. Как своим примером, так и в своих поучениях, Иисус Христос постоянно указывал на спасительное значение молитвы: «Смотрите, бодрствуйте, молитесь, ибо не знаете, когда наступит это время (Страшного Суда)» (Мк. 13.33), «итак, бодрствуйте на всякое время и молитесь» (Лк. 21.36). Сам Христос показал пример горячей молитвы во время моления о «чаше» в Гефсиманском саду. На основании учения Христа и апостолов древняя церковь постепенно выработала единообразные правила (нормы), определяющие порядок совершения молитв как в общественном богослужении, так и в домашнем молитвословии. С древности пришел обычай молиться стоя (Мк. 11.25), заимствовано было и коленопреклонение и распростертие ничком (только во время уединенной келейной молитвы).

В древней церкви существовал обычай воздеяния рук во время богослужения, в подражание Моисею, молившемуся при сражении между иудеями и амаликитянами с воздетыми к небу руками; ныне это действие совершает только священник во время Литургии. В общинах христиан, обратившихся из язычества, весьма рано утвердился греческий обычай молиться с непокрытой головою; но для женщин установлено было противоположное правило (1Кор. 11.4).

Сообразно заповеди Христа о непрестанной молитве христиане молились во все время суток, а так как римляне и за ними иудеи делили день и ночь на 12 равных частей и дневные часы делили на 4 части: 1-й (соответствует 7 часам утра), 3-й, 6-й и 9-й час, и ночные также на 4 части, то в христианской церкви, кроме Литургии, издревле установлены восемь ежедневных служб: вечерня, повечерие, полунощница, утреня, 1, 3, 6 и 9 часы с междучасиями. В древние времена службы эти совершались отдельно одна от другой, так что верующие, особенно в монастырях, собирались на молитву по восемь раз в день. С течением времени церковь ввиду занятий христиан в частной и общественной жизни начала совершать эти службы большею частью три раза в течение суток: утром (полуночницу, утреню и последование первого часа), перед полуднем (последование 3-го и 6-го часа и Божественную литургию) и вечером (последование 9-го часа, вечерню и повечерие).

Виды молитв

В молитве христианин изливает перед Богом всю свою душу: прославляет Бога за Его высочайшие совершенства, благодарит за милости, благодеяния и просит о своих нуждах. Отсюда три главных вида молитвы: славословие, благодарение, прошение и молитва, ходатайственная за других.

Славословие – самый совершенный и бескорыстный вид молитвы. Чем чище, безупречней существо, тем ярче отражаются в нем высочайшие совершенства Божии и, отражаясь, невольно вызывают восторженные слова славы и хвалы. Так ангелы на небесах непрестанно хвалебною песнею прославляют Господа. «Славословие, – говорит святитель Феофан Затворник, – не есть холодное созерцание свойств Божиих, а живое ощущение их с радостью и восхищением».

Благодарение выражается человеком за полученные благодеяния Божии. Оно рождается в признательной и чуткой душе. Из десяти прокаженных, исцеленных Спасителем, один только самарянин вернулся, чтобы поблагодарить Его (Лк. 17. 12-19).

Наиболее распространенным видом молитвы является прошение, вызываемое сознанием человека своей слабости, немощи, неопытности. По причине страстей и грехов наша душа больна и немощна. Поэтому в молитве необходимо просить у Бога прощения грехов и помощи в преодолении наших недостатков. Иногда прошение вызывается грозящей нам опасностью, нависшей над нами, нуждой и т.д. Прошение в молитве неизбежно в виду наших немощей и угодно Господу (Мф. 7.7, Ин.16.23). Но если наши молитвы носят по преимуществу просительный характер, если голос хвалы, благодарности почти не слышится в них, это свидетельствует о недостаточно высоком уровне нашего духовно-нравственного развития.

Различные виды молитвы часто между собой соединяются. Человек просит Господа о своих нуждах и вместе с тем славит Его за Его величие, благость, и благодарит Его за то, что может дерзновенно обращаться к Нему как к своему милосердному Отцу.

Самые торжественные хвалебные церковные песни переходят иногда в умилительные прошения («Слава в вышних Богу», «Тебе Бога хвалим»), и, наоборот, слезные мольбы к Богу о помощи разрешаются в величавый аккорд песни благодарения и хвалы. Таковы многие псалмы, например, 145, 148 и другие.

Как нужно молиться

Приступая к молитве, человек должен отрешиться от обычных забот и занятий, собрать свои рассеянные думы, как бы затворить дверь души для всего земного, житейского, и устремить все свое внимание к Богу.

Ставя себя перед лицом Господа, живо представляя себе Его величие, молящийся проникается глубоким осознанием своего недостоинства и убожества.

«Молясь, нужно все творение представлять, как ничто пред Богом, и единого Бога – всем»,– писал Иоанн Кронштадский.

Как было написано выше, назидательный образец настроения молящегося Спаситель представил в лице мытаря, оправданного Богом за свое смирение (Лк. 18.9-14).

Смирение христианина не порождает уныния, безнадежности. Напротив, оно соединяется с твердой верой в благость и всемогущество Отца небесного. Только молитва веры и может быть услышана Богом: «Все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите» (Мк. 11.24). Согретая верой, молитва христианина прилежна. Он помнит завет Иисуса Христа, что должно всегда молиться и не унывать (Лк. 18.1), помнит Его обещание: «Просите, и дастся вам: ищите, и найдете, стучите, и отворят вам» (Мф.7.7).

Евангельские образы хананеянки, испросившей у Христа исцеление своей дочери (Мф. 15.21-28), беззащитной вдовы, добившейся справедливости у неправедного судьи (Лк. 18.2-8), и подобные им случаи свидетельствуют о великой силе молитвы. Пусть молитва не услышана сразу. Молящийся не должен смущаться и падать духом: это – испытание, а не отказ. « Для того и сказал Христос «стучите», чтобы показать, что, если Он и не скоро отверзает двери Своего милосердия, все же должно с светлою надеждою ждать»,– говорил святитель Иоанн Златоуст. Истинный христианин станет продолжать свою молитву с непрерывным усердием и силою до тех пор, пока не низведет на себя милость Господа, подобно ветхозаветному патриарху Иакову, который говорил боровшемуся с ним Незнакомцу: «Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня», и, действительно, получил благословение Божие (Быт. 32.26).

Если Господь – наш небесный Отец, то мы все друг другу братья. Он только тогда примет нашу молитву, когда мы будем находиться в истинно братских, доброжелательных отношениях с людьми, когда мы погасим всякую злобу, вражду, обиды покроем прощением, примиримся со всеми: «Когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого-нибудь, чтобы и Отец ваш, Небесный простил вам согрешения ваши» (Мк. 11.25).

О чем нужно молиться?

Преподобный Исаак Сирский пишет по поводу того, о чем надо просить Бога: «Не будь безрассуден в прошениях твоих, чтоб не прогневать Бога твоим неблагоразумием. Но будь премудр, чтобы сподобиться славных даров. Испрашивай многоценное у Того, Кто чужд скупости, и получишь от Него многоценное, соответственно разумному желанию твоему. Соломон просил премудрости, а с нею получил и земное царство, потому что разумно просил у великого Царя. Елисей просил сугубой благодати Духа в сравнении с тою, какую имел его учитель, и прошение его не осталось неисполненным. Просящий ничтожного у Царя честь его унижает».

Величайшим Учителем молитвы является наш Спаситель. Молитва сопровождала все важнейшие события Его земной жизни. Господь молится, принимая крещение от Иоанна (Лк. 3.21), проводит в молитве всю ночь перед избранием Апостолов (Лк. 6.12), молится во время Преображения (Лк. 22.41), молится со креста. Самое последнее, предсмертное слово Господа– слово молитвы (Лк. 23.46). Под впечатлением вдохновенного образа молившегося Спасителя один из учеников Его обратился к Нему с просьбой: «Господи, научи нас молиться» (Лк. 11.1). И в ответ на эту просьбу Иисус Христос дал молитву, краткую по объему, но богатую содержанием, ту дивную несравненную молитву, которая доселе объединяет собою весь христианский мир.

Молитва эта называется «Отче наш» или «Молитва Господня».

Отче наш, Иже еси на небесех!

Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

Эта молитва учит нас тому, о чем и в каком порядке надо молиться. Обращаясь к Богу: «Отче наш» мы осознаем себя его детьми, а в отношении друг к другу– братьями, и поэтому молимся не только за себя, но и за всех людей.

«Да святится имя Твое» – да будет Имя Твое свято для всех людей, да прославляют все люди и словами и делами своими Имя Божие.

«Да приидет Царствие Твое» – Царство Божие начинается внутри верующего человека, когда благодать Божия, вселяясь в него, очищает и преображает его внутренний мир.

Одновременно с этим, благодать объединяет всех людей и ангелов в одну великую духовную семью, именуемую Царством Божиим или Церковью. Чтобы добро распространялось среди людей, нужно просить: «Да будет воля Твоя, яко на небеси и на Земли» – то есть, пусть все в мире совершается по всеблагой и премудрой воле Божией и пусть мы, люди, так же охотно исполняем волю Божию на земле, как исполняют ее ангелы на небе.

«Хлеб наш насущный даждь нам днесь» – дай нам на сегодня все, что необходимо для нашей телесной пищи; что будет с нами завтра, мы не знаем: мы нуждаемся только в «насущном» хлебе, то есть ежедневном, необходимом для поддержания нашего существования.

«И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим» – эти слова поясняются евангелистом Лукой, который приводит эти слова так: «И остави нам грехи наша» (Лк. 11.4). Грехи – это наши долги, потому что греша, мы не исполняем должного и остаемся должниками перед Богом и перед людьми. Это прошение с особой силой внушает нам необходимость прощать нашим ближним все обиды. Не прощая другим, мы не смеем просить о прощении Богом наших грехов, не смеем молиться словами Молитвы Господней.

«И не введи нас в искушение» – испытание наших нравственных сил путем склонения к какому-либо греховному поступку. Мы просим Бога оградить нас от падения, если такое испытание наших нравственных сил неизбежно и необходимо.

«Но избави нас от лукавого»  – от всякого зла и от виновника его – дьявола. Молитва заканчивается уверенностью в исполнении того о чем просишь, ибо Богу принадлежит в сем мире вечное царство, бесконечное могущество и слава.

Таким образом, молитва Господня, соединяющая в себе все, о чем следует молиться, учит нас наши нужды и потребности ставить в правильном порядке: сначала просить о высшем благе – о славе Божией, о распространении добра среди людей и о спасении нашей души, а потом уже просить о каждодневных житейских потребностях. В отношении их «не будем учить Его, каким образом помочь нам», – говорит святитель Иоанн Златоуст. «Если и людям, защищающим нас и говорящим за нас перед мирскими судьями, мы рассказываем только наши дела, а образ защиты предоставляем им, тем более так должны поступать в отношении к Богу. Он Сам хорошо знает, что полезно тебе». Кроме того, мы должны всецело предать себя воле Божией: «Да будет воля Твоя!».

Пример такой молитвы оставил нам Сам Спаситель. Он молился в Гефсиманском саду: «Отче Мой, если возможно, да минует Меня чаша сия, и тут же прибавил: впрочем, не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26.39).

Умилительную молитву оставили нам оптинские старцы.

Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день. Господи, дай мне всецело предаться воле Твоей Святой. На всякий час сего дня во всем наставь и поддержи меня. Какие бы я ни получил известия в течение дня, научи меня принять их со спокойной душой и твердым убеждением, что на все Святая воля Твоя.

Во всех словах и делах моих руководи моими мыслями и чувствами. Во всех непредвиденных обстоятельствах не дай мне забыть, что все ниспослано Тобой.

Научи меня прямо и разумно действовать с каждым ближним моим, никого не смущая и не огорчая.

Господи, дай мне силу перенести утомление сего дня и все события в течение дня. Руководи моею волею и научи молиться , верить, прощать и любить. Аминь.

Святые Отцы оставили нам множество молитвенных обращений к Богу, главное – молиться сердечно.

Когда нужно молиться?

Апостол учит нас: «Непрестанно молитесь» (1Сол. 5.17). Надобно молиться в те светлые, высокие моменты, когда душа переживает посещение свыше, устремляется к небу и ощущает потребность в молитве. Надобно молиться и во все назначенные для молитвы часы, хотя бы мы, казалось, и не были расположены к молитве в тот момент. Иначе утратится способность к молитве, как ржавеет и портится без употребления ключ. Чтобы душа наша сохраняла религиозную свежесть, надо поставить себе целью молиться регулярно, независимо от того, хочется нам или не хочется молиться. У православных принято молиться ежедневно утром, восстав от сна и вечером перед сном. Молитвой следует начинать и завершать всякое доброе дело…

Кроме частной, домашней молитвы, есть еще молитва общественная, совершаемая в храме. О ней говорил Господь: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди Них» (Мф. 18.20). С апостольских времен самой необходимой общественной молитвой является Литургия, совершаемая в храмах, на которой верующие едиными устами и единым сердцем славословят Бога. Общественное богослужение обладает великой духовной силой.

Плоды молитвы

Молитва, подобно земледельцу, возделывает ниву нашего сердца и делает ее способной к принятию небесных влияний и к произведению обильных плодов добродетелей и совершенства. Она привлекает благодать Святого Духа на нас и этим укрепляет в нас веру, надежду и любовь. Она просветляет разум, укрепляет волю в добрых намерениях, утешает сердце во время скорбей. Одним словом, через молитву приходит все то, что служит нашему истинному благу.

Молитва, будучи, по учению святых отцов, «дыханием души», есть великое благо для человека. «Дар молитвы», т.е. умение молиться сосредоточенно и всем сердцем, иначе называемый молитвенным даром, и есть один из самых драгоценных духовных дарований. Милостивый Господь дает эту способность человеку в награду за его молитвенный труд.

* * *

Молись, мой друг, молитва укрощает
Мучительный сомненья в сердце яд,
Живит, больную душу исцеляет
Не унывай, молись и верь, мой брат.
Молитва – светлой веры крылья,
Чтоб улететь от суеты, тревог,
Молись в день радужный и в час бессилья
И верь, что слышит неизменный Бог.
Молись Ему, когда рассеять тучи
Сомненья и тоски бессилен ты,
Когда свирепый ураган могучий
Уносит в даль все лучшие мечты.
Молись, когда грозней бушует море,
Твоей ладье погибелью грозит,
Когда в нужде, опасности и горе,
Не унывай, мужайся и молись.

читать pdf скачать архив (1.5 Mb)

Поделиться: