Проповедь протоиерея Георгия Вольховского (27.09.15)

Проповедь протоиерея Георгия Вольховского, сказанная 27 сентября 2015 года – в праздник Всемирного Воздвижения    Священного и Животворящего Креста Господня

Сегодня Святая Церковь изнесла для поклонения Честный Крест. Почему изнесла? Во-первых, чтобы напомнить нам, какой дорогой ценой досталось нам наше спасение. Во-вторых, напомнить нам, какой силы оружие, которым побеждается смерть и враг человеческого спасения диавол, дано нам. И вот сегодня мы слышали и видели, когда на Престоле пресуществлялись Дары, то есть вино и хлеб претворялись в Тело и Кровь Иисуса Христа, как бес через человека не выдержал этого и, желая сорвать богослужение, явил такое беснование. Ничего случайного не бывает. Это бес явил нам силу оружия, которое нам дано и которым нам тоже должно побеждать в этой жизни. Все мы знаем, что оружие нам дано, однако, к сожалению, не всегда достается нам победа. Крестимся мы ежедневно, и утром, и вечером, и когда плохо нам, и когда хорошо, и на службе стоим, но ничего в нашей жизни не меняется. Ничего! Молимся за своих детей, за своих близких, чтобы изменить их, чтобы они лучше стали, но и в них ничего не меняется. Какие они есть, такие и остаются. Молимся за землю нашу, чтобы мир на ней был, а мира нет… Почему так? Где искать причины того, что у нас ничего не получается? Вот сегодня подошел один молодой человек на исповедь и сказал, что ходит в храм, но ничего в жизни не изменяется: продолжает курить, играет в компьютерные игры… Спрашиваю его, от кого это зависит? Кто заставляет курить, играть? Если нет силы, проси у Бога, Он даст силу на преодоление плохих привычек… Причины того, что у нас ничего не получается, хотя и оружие такое нам дано как Крест Христов, искать нужно не где-нибудь и ни в ком-нибудь, а в нас самих. И об этих причинах, которые мешают нам, чтобы Крест в нас обрел силу, неодолимую силу, наверное, стоит сейчас поговорить. Особенно после того, как здесь сатана явил свою немощь перед Крестом Божиим. А поможет нам в этом, как всегда, Священное Писание, которое лучшим образом иллюстрирует, каковы причины бессилия Креста в каждом из нас.

Мы знаем отрывок из Евангелия «Судилище Пилата», который сегодня звучал на Литургии. Пилат отдал Христа на смерть, хотя знал, что Он не виновен. Состояние души Пилата лучше всего раскрывает нам то, что творится в наших душах. Вспомните, выводит Пилат Христа к иудеям и говорит, что в Нем нет никакой вины. А иудеи в ответ кричат: «Распни, распни Его!». И что делает Пилат? Чтобы угодить народу, отпускает разбойника Вараву, потому что на Пасху нужно было одного помиловать, а невинного посылает на смерть. Вот это человекоугождение и есть одна из причин того, что Крест в нас бессилен. А мы только и думаем о человекоугождении, забывая, что, прежде всего, надо Богу угождать и всегда думать о том, как Бог оценит мои поступки, как Он оценит мои дела, мои слова, мои мысли…  Думать, как бы Бог поступил на моем месте… Мы же чаще думаем о том, что скажут обо мне люди, они же меня осудят… Мы перед людьми хотим выглядеть более-менее благочестивыми, но не перед Богом. Бог никогда не угождал человекам – Он всегда служил Отцу Своему Небесному, но ради спасения людей.

Человекоугодничество – это первая причина того, что Крест в нас бессилен.

Вторая причина подобна первой. Иудеи осуждают Христа, и Пилат отдает им невинного на смерть. Давайте еще раз вспомним, как отдал им Пилат Христа. Когда иудеи закричали, что не имеют царя, кроме кесаря, и кто отпустит Христа, тот не друг кесарю. В душе Пилата пробуждается страх, страх за свое место, страх за то, что будет изгнан – под закачался трон, страх за то, что он будет наказан… Такой страх подспудно присутствует в каждом из нас. Рожден он страхом смерти, которая в нас есть. Но так как мы жизни не знаем, страх проявляется в нашей жизни. Когда мы думаем о том, что скажут о нас люди, мы боимся перед людьми показать себя верующими, боимся исповедовать своей жизнью, что мы – христиане. Мы тоже боимся за свои места, за свои пенсии, зарплаты… Мы за все боимся – и этот страх подталкивает нас к тому, что мы лишаемся силы Креста Господня, мы отталкиваемся от Христа.  Но не только это. Иудеи кричат: «Распни, распни Его!». А Пилат берет воду и говорит: «Я умываю руки». Представляете, невинный человек идет на смерть, а Пилат равнодушно умывает руки.

Это равнодушие тоже является тормозом в нас самих, той причиной, которая обессиливает наши кресты. А у нас равнодушие во всем. Прежде всего, равнодушие ко спасению. Если бы не были равнодушны ко спасению, то, конечно, трудились бы не формально и покаянное чувство было нам присуще во все дни, во все часы суток, которые мы проживаем.    Но, к сожалению, мы забываем, что «самый грешный есть я» и формально относимся к исповеди. Отошел – вроде уже и не грешен. А дальше, окунаясь в тот же суетливый мир и равнодушно взирая на него, на свое спасение, опять погибаем.  Когда лежу возле телевизора и нет сил почитать Евангелие или помолиться, тоже проявляю равнодушие. Мне все равно, погибну я или не погибну… И страх не проявляю в этом случае, а здесь как раз и надо бы проявить страх Божий.    Вот эти причины – человекоугодничество, равнодушие и страх – губят нашу душу. Эти причины постоянно с нами. Но не только эти причины.   А если задать себе вопросы: какие кресты мы несем, куда несем и как несем? И становится понятно, что творится в нашей душе. Первое, какие кресты мы несем? Сегодняшний праздник напоминает нам. Откопали три креста. Один из них – Крест Христов, он воскресил умершего. А два других – разбоничьи. Конечно, Крест Христов нам не понести, потому что вес этого Креста исчисляется не тоннами, не килограммами, не чем-либо другим, а грехами человеческими. Он такой тяжелый, что даже Христос, неся его, не выдержал и упал под тяжестью Креста, под тяжестью наших грехов. Нам остается нести кресты разбоничьи. Но и тут есть разница. «Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если ты Христос, спаси Себя и нас. Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты больше Бога, когда и сам осужден на тоже? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал. И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое» (Лк.23. 39-42).  Получается, что и разбоничьи кресты разные бывают: один – нераскаянного разбойника, а другой – раскаянного. Остается спросить себя: какой крест я несу? По грехам своим – разбоничий. А какого разбойника: кающегося или некающегося? Очевидно, если я прихожу в церковь, подхожу к исповеди, а потом – к Причастию, то я разбойник кающийся. Покаяние по-гречески означает обращение, отвращение от греха и изменение всей своей жизни. Покаяние от слова «каюсь» с еврейского означает ненависть к греху. Человек, который искренне кается, после покаяния может выйти совсем другим человеком, имея в своем сердце твердое намерение исправить свою жизнь. Более того, кающийся человек унесет в своем сердце слова разбойника кающегося, который говорил, что заслуженно получил наказание за свою разбойничью жизнь. Вот если так мы отходим от покаяния, то заслуженно будем принимать все неприятности нашей жизни, которые выпали нам, и не роптать. А если мы действительно заслуживаем, то чего мы заслуживаем? Хорошего, самого мягкого, самого сытого, чтобы нас не обижали мы заслуживаем? Нет, конечно. Мы заслуживаем обратного. Но, если заслуживаем обратного, то и смиряться должны. Вот этого нам тоже не хватает. Поэтому сказать, что мы несем крест покаянный, можно с огромной натяжкой. Можно сказать, что мы пытаемся нести покаянный крест, но не всегда у нас это получается.

Далее спрашиваем себя: куда же мы его несем? Чаще всего можно услышать ответ, что несем в Царство Божие. Этот ответ правильный, но отчасти, потому что Христос нес крест не в Царство Божие, а на Голгофу. Вот это мы и забываем. А Голгофа – это страдания. Прежде всего, страдания. Более того, Голгофа, на которую взошел Христос, – это смиренное перенесение страданий, с любовью, а не с проклятиями, не с возмущением, не с гневом. Смиренное перенесение страданий ради Бога, ради спасения, покрывая любовью всех и молясь за всех. Если посмотреть на себя, куда мы несем крест, то окажется, что мы не только в Царство Небесное крест не несем, но и на Голгофу не хотим нести. Так и хотим сбросить его куда-нибудь…

И тут возникает третий вопрос: как же мы несем крест?

А вот так и несем, хромая на обе ноги, пытаясь избавиться от него, потому что само понятие «несение креста» требует от нас мужества и мобилизации в добродетелях, смиренное перенесение скорбей, требует подражания Христу. А этого у нас и нет. Да и не хотим мы этого. Если бы захотели, то подобно кающемуся разбойнику обратились бы ко Христу: «Помяни меня, Господи, когда приидешь во Царствие Твое» и помоги мне нести мой крест.

Если будет в нашей жизни такое понимание, если будет нелицемерное правдивое отношение к самому себе и твердое желание изменить свою жизнь, наполнив ее любовью и добродетелями, то мы сможем помочь не только себе, но и детям, и родным, и живым, и усопшим. Тогда и крест, который мы накладываем на себя, обретет ту силу, которую он в себе несет, поражая и смерть, и диавола.

Удивляюсь величию любви Божией! Постоянно мы обращаемся к Нему: «Господи, помилуй!». Говорим это автоматически, в утренних, вечерних молитвах, в течение дня, не замечая, что каждый дарованный нам день – это Его помилование нам, это возможность обратиться к Нему, попросить силы, чтобы победить самих себя, чтобы пройти наш путь с крестом, как должно пройти настоящему христианину, помогая и тем, кто рядом с нами, и изменяя весь мир вокруг себя.

Аминь.

Поделиться: