Пятая колонна. О протестантизме и служении в армии как противление злу

Взгляд священника. Сборник статей протоиерея Георгия Вольховского

«Пятая колонна», наименование агентуры генерала Франко, действовавшей в испанской республике во время Национально — революционной войны 1936-39 г.г. Термин «пятая колонна» возник в начале октября 1936 г., когда франкистский генерал Э. Мола заявил по радио, что мятежники ведут наступление на Мадрид четырьмя колонна ми, а пятая в решающий момент ударит с тыла. «Пятая колонна» сеяла панику, занималась саботажем, шпионажем и диверсия ми. Во время 2-й мировой войны, 1939-45 г.г., «п.к.» называли нацистскую агентуру в различных странах, помогавшую захвату этих стран фашистскими войсками».

БСЭ

Интересно, почему протестанты в тех странах, где историческую основу составляет православие, отказываются проходить срочную службу в армии, а если и проходят, то альтернативную? На кухне, в прачечных, в госпиталях, естественно не врачами, а по уборке.

В детском саду, куда ходил мой сын, однажды появился новый молодой дворник. Приветлив со всеми, улыбчив, с детьми играл, раздавал листовочки, да и к обязанностям своим относился старательно. А листовочки цветов разных, красочные, привлекательные. Оказалось, что в детском саду проходит он альтернативную военную службу. Дворником. Дома ночует и где-то отмечается, что служит. Сын как-то принес листовочку. Оказалась сектантская. Баптистская. Однажды, забирая сына из садика, поинтересовался у молодого человека, почему служба альтернативная? Оказалось религиозные убеждения не позволяют. Почему?

-  Бог заповедал: «Не убий». Господь не благословляет службу в армии с оружием. Бог есть любовь, а любви чуждо насилие… Мы живем по Евангелию и учимся у Христа… Аллилуйя!

- Американский президент тоже баптист. Однако, ему это не мешает приказы о бомбардировках отдавать. Да и Америка — страна протестантская, а армия самая большая в мире. И на «оборону» выделяют больше всей Европы, вместе взятой. Почему тем протестантам можно в армии служить и оружие держать, а нашим нет? А если вере угрожают?

- Нашей вере никто не угрожает. Мы со всеми в мире… Аллилуйя, — и стал отходить, всем видом показывая, что ему нужно работать.

Со всеми в мире. Конечно, с американским протестантизмом наш, доморощенный ими, американцами, протестантизм, в мире. Американцы в наших сектах, да и не только в сектах, чувствуют себя, как дома. Включаешь телевизор, а там негр Христа благовествует. Демократия. Права человека. Имеет право благовествовать. Америку или Африку, наверное, уже всю обратил ко Христу. Только мы остались. Негр, как и этот парень, тоже со всеми в мире, наверное. А с православием? Спросишь его об этом, тоже скажет в мире. Скажет, лукавя или не задумываясь над тем, что каждая секта, каждый заокеанский проповедник своим присутствием здесь уже разрушают православие. Души воруют. А веру нашу, на нашей православной земле, где православию более тысячи лет, своим присутствием ложной и неправой представляют…

Но разве только веру. Помните, у Владимира Соловьева есть работа «Три разговора». По определению самого философа, «эти разговоры о зле, о военной и мирной борьбе с ним». Написал он ее незадолго до своей смерти в 1900 г. Как раз на Пасху закончил. Интересная работа. Пророческая. О нашем времени, хотя сами разговоры в конце XIX века происходили. Всю работу пересказать невозможно. Разве что маленький фрагмент:

-  Генерал (взволнованный, говорит, вставая и снова садясь и с быстрыми жестами). Нет, позвольте! Скажите мне только одно: существует теперь или нет Христолюбивое достославное русское (слово «русский» понимается, как триединое название славянских народов, исповедующих православие — российский, украинский, белорусский — авт.) воинство? Да или нет?

-  Политик (растянувшись на шезлонге, говорит тоном, напоминающим нечто среднее между беззаботными богами Эпикура, прусским полковником и Вольтером).Существует ли русская армия? Очевидно существует. Разве вы слышали, что она упразднена?

Генерал. Я спрашиваю, имею ли я теперь право по-прежнему почитать существующую армию за достославное христолюбивое воинство, или это название уже более не годится и должно быть заменено другим?

-  Политик. Э… так вот вы о чем беспокоитесь!…

-  Генерал. Я хотел и хочу сказать вот что. Спокон веков и до вчерашнего дня всякий военный человек — солдат или фельдмаршал, все равно — знал и чувствовал, что он служит делу важному и хорошему… в высоком смысле хорошему, благородному, почетному делу, которому всегда служили самые лучшие, первейшие люди, вожди народов, герои. Это наше дело всегда освящалось и возвеличивалось в церквах, прославлялось всеобщею молвою… И вот у этой-то уверенности отнимается ее основание, военное дело лишается своей, как это говорят по-ученому, «нравственно — религиозной санкции»… Кто же вам даст требуемые боевые качества, когда первое боевое качество, без которого все другие ни к чему, состоит в бодрости духа, а она держится на вере в святость своего дела… Раз военная служба стала вынужденною повинностью для всех и каждого и раз во всем обществе, начиная с представителей государства, как вот вы, например, устанавливается новый, отрицательный взгляд на военное дело, этот взгляд непременно уж будет усвоен и самими военными. Если на военную службу все, начиная с начальства, станут смотреть, как на неизбежное покуда зло, то, во-первых, никто не станет добровольно избирать военную профессию на всю жизнь, кроме разве какого-нибудь отребья природы, которому больше деваться некуда; а во- вторых, все те, кому поневоле придется нести временную воинскую повинность, будут нести ее с теми чувствами, с которыми каторжники, при кованные к своей тачке, несут свои цепи».

Однако, можно спросить, при чем же здесь протестантизм? Чтобы в этом разобраться, сначала нужно выяснить для себя: каково отношение Бога к служению в армии, ношению оружия и допустимости войны.

Итак, «Бог есть любовь» (1Ин. 4.16) и, конечно, Он ненавидит войну и убийство. «Вот что ненавидит Господь: глаза гордые, язык лживый и руки проливающие кровь невинную» (Пр. 6.16,17). Отметим для себя, что не пролитие крови вообще, а только «проливающих кровь невинную» ненавидит. Однако, пока есть зло, Господь вынужден попускать войну. И первая война произошла на небе, когда «Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и аггелы его, воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и аггелы его низвержены с ним» (Отк. 12.7-9).

Однако, и низверженный, он продолжает противоборствовать Богу, воюя с теми, кто создан по образу Божию. Ведет сатана брань духовную, и использует в ней, в брани, разные средства, в том числе, совсем не духовные. Например, военную силу: «Восстают цари земли, и князья совещаются вместе против Господа и против помазанника Его» (Пс. 2.2). Примеров такой духовной брани, когда используются вполне земные материальные средства, хоть отбавляй. И первый, и самый главный среди них — это распятие Господа. «Как дети причастны плоти и крови, то и Он так же воспринял оныя, дабы смертью лишить имеющего державу смерти, то есть диавола» (Евр. 2.14). Еще пример такой духовной брани, совсем не давний. Это когда купола церквей рубили, храмы грабили и уничтожали, духовенство и верующих ссылали, расстреливали, исповедовать Христа угрозами и силой оружия запрещали. Это когда в духовной брани самым весомым сатанинским аргументом был «товарищ маузер».

Поэтому Господь и попускает брани и помогает в ней тем, кто противостоит злу, отстаивая веру. И терпит Господь войны, доколе есть враг, клеветник и богопротивник сатана. «Когда услышите о войнах и военных слухах, не ужасайтесь: ибо надлежит сему быть» (Мк. 13.7), предупреждает Он о неизбежности войн.

«Ты идешь против меня с мечом и копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа, Бога воинств Израилевых, которые ты поносил» (1Цар. 17.45), — сказал перед поединком Давид Голиафу. Этими словами много сказано. Во-первых, говоря «во имя Господа…», Давид, тем самым, говорит и за веру, потому что это вера в Господа. Во-вторых, говоря «Бога воинств», Давид утверждает и покровительство Божие над защитниками веры. В-третьих, мы-то исповедуем единого Бога в Троице, а в Троице Христос — вторая Ипостась. Значит и за Христа, и за веру Его, Давид сражался. Значит Христос есть «Бог воинств».

А дальше читаем, как Сам Господь участвовал в сражении: «Ныне предаст тебя Господь в руку мою, и я убью тебя, и сниму с тебя голову твою… и узнает вся земля, что есть Бог в Израиле. И узнает весь этот сонм, что не мечом и копьем спасает Господь, ибо эта война Господа, и Он предаст вас в руки наши» (1Цар. 17,45,46). Вот так, это «война Господа», война Христа в защиту веры, за веру, за поношение тех, кто веру содержит, одерживая победу руками верующих в Него.

И как Господь помог Давиду, так помогает тем, кто берет в руки оружие, чтобы противостать злу, чьими-то руками поднявшему оружие. И не просто помогает, но Сам участвует в войне на стороне верных: «Когда ты выйдешь на войну против врага твоего и увидишь коней и колесницы и народа более, нежели у тебя, то не бойся их, ибо с тобою Господь Бог твой… ибо Господь Бог ваш идет с вами, чтобы сразиться за вас с врага ми вашими и спасти вас» (Втор. 20.1,4). Господь не просто с нами, Он сражается за нас! Но, кстати, когда Господь сражается, у протестантов — альтернативная служба.

А Господь сражается и защищает верных Своих. Ведь нападает и угрожает вере не просто «враг человек» (Мф. 13.28), но враг человеческого спасения диавол и слуги его — бесы, управляющие этими человеками. Как же Господу и Ангелам Его быть в стороне от этой брани? Никак. Поэтому тех, кто сражается за веру во имя Господа, более тех, которые против Него: «Поутру служитель человека Божия встал и вышел; и вот войско вокруг города, и кони и колесницы. И сказал ему слуга его: увы! Господин мой, что нам делать? И сказал он: не бойся, потому что тех, которые с нами, больше тех, которые с ними. И молился Елисей и говорил: Господи! Открой ему глаза, чтоб он увидел. И открыл Господь глаза слуге, и он увидел и вот, вся гора наполнена конями и колесницами огненными кругом Елисея» (4 Цар. 6.15-17). Не только Господь сражается, но и ангельское воинство во всеоружии, готово вступить вполне в земную брань за веру.

Но, может, это было только раньше, в ветхозаветные времена, когда веру в истинного Бога нужно защищать было?

Обратимся к истории русской святости. Когда в 1380 году великий князь Димитрий Донской пришел к преподобному Сергию просить благословения на бой с татарами, которые в это время были господами Руси, то преподобный Сергий далеко не сразу согласился дать это благословение. Во всяком случае, мотивы чисто политические, желание видеть Русь не зависимой от татар и ради этого идти войной, были ему совершенно чужды. Он говорил князю так: «Прежде пойди к татарам с правдою и покорностью, как следует по твоему положению покоряться ордынскому царю. И Писание учит, что если такие враги хотят от нас чести и славы — дадим им; если хотят золото и серебро — дадим и это; но за имя Христово, за веру православную подобает душу положить и кровь пролить. И ты, господин, отдай им честь, и золото, и серебро, и Бог не попустит им одолеть нас. Он вознесет тебя, видя твое смирение, и низложит их непреклонную гордыню». Итак, воевать можно и нужно, если речь идет о защите веры Христовой, о защите высших интересов.

Да и разве Господь изменился? «Бог не человек, чтоб Ему изменяться» (Чис.23.19). «У Бога нет изменения и ни тени перемены» (Иак.1.17), и если так, то как же Бог, попустивший войну в Ветхом Завете, а следовательно и служение в армии, изменится и будет учить иному? Никак. И если ангельское воинство посылал верным на подмогу, как же лишит ангела — хранителя воина христианина, надеющегося на Него? Никак.

Бог не меняется, скажет досужий софист-протестант, но условия меняются. Это так и не так. Конечно, они меняются, с одной стороны, если тот, кто называет себя христианином, утверждая, что следует Библии, на самом деле за Христом идти и не думает. Ведь, если по Библии, то протестант в армию пошел бы и оружие взял бы. И «Бог воинств» был бы его Богом, и стоял бы на страже веры «во имя Господа», вместе с Ангелами Божиими. А ведь Христос сказал: «Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мной, тот расточает» (Мф.12.30). И если протестант не с «Богом воинств» и не с Ангелами, то он… догадаться нетрудно.

С другой стороны условия те же. Сатана брань духовную ведет, как и раньше. Даже протестант это подтвердит. И ведет через людей, незаметно, обманом, делая их своими агентами. Это его агенты разложили «русское христолюбивое воинство» изнутри в 1916-17г.г… И сейчас его агенты разлагают не только армию, лишая ее веры, но и просто окружающих, заманивая в секты и обманывая, что верят, как в Библии написано и что «последуют» во всем Богу. Так написано: «Если Господь есть Бог, топоследуйте Ему; а если Ваал, то ему последуйте» (ЗЦар. 18.21) И определить, за кем следуют протестанты, несложно. Если «последуют» Богу, в армии служить будут. А если не последуют, служба альтернативная… то ясно кому служат… Тому, кто из-за океана, протестантизмом нашу веру разрушает.

Во всем Евангелии не найдем и намека на то, что служба в армии, с оружием в руках и войны, недопустимы. И если бы спасение наше зависело от того, служишь ты в армии или нет, то римский сотник не услышал бы слов Христа: «иди, и как ты веровал, да будет тебе» (Мф. 8.13). Но услышал бы слова, запрещающие военную службу, как препятствующую спасению. А ведь, чтобы стать сотником в римской армии, нужно было участвовать ни в одном сражении и повергнуть ни одного врага…

Если бы служение в армии было Богу неугодно, то не услышана была бы молитва сотника Корнилия, который был «благочестивый и боящийся Бога… творивший много милостыни народу и всегда молившийся Богу» (Деян. 10.1,2,31…), за что и излил на него Господь «дар Святого Духа» (Деян. 10.45).

И Иоанн Предтеча, «проповедуя крещение покаяния для прощения грехов», призвал бы воинов к покаянию и отречению от военной службы, если бы она была греховна. Но ответил им на вопрос: «А нам что делать?… Никого не обижайте, не клевещите и довольствуйтесь своим жалованием» (Лк. 3.14), которое получали они за воинскую службу и за участие в сражениях.

И святые Апостолы допускали войны за веру, приводя в пример тех, кто стоял за нее с оружием в руках: «И что еще скажу? Недостает мне времени, чтобы повествовать о Гедеоне, о Бараке, о Самсоне и Иеффае, о Давиде, Самуиле и (других) пророках, которые… были крепки на войне, прогоняли полки чужих» (Евр. 11.32,34).

Доколе есть в мире зло, дотоле и будут войны, дотоле и воин Христов, взяв оружие, должен веру защищать, уповая на Господа и зная, что «Господь Бог… идет с вами, чтобы сразиться за вас с врагами вашими и спасти вас» (Втор. 20.1,4). А если Он с нами идет, то как же нам оставаться в стороне?…

Ну, а теперь вернемся к тому, с чего начинали, спрашивая: причем же здесь протестантизм? А вот при чем. Если, как утверждают протестанты, военная служба, ношение и использование оружия Богом не благословляются, то армия лишается вообще всякого нравственного основания. Если раньше, при большевизме, другие идеалы были у армии, веры не было, но она народ наш защищала, родину любила и патриотизм в ней возгревался. А народ наш, даже неверующий вроде, а дух православный в себе имел. Этот дух, поколениями православных пронесенный сквозь века, не возможно даже репрессиями вытравить. Поэтому и в Великую Отечественную победили. Ведь сами посудите, разве могли бы выиграть войну те, кто альтернативную службу проходил, а то и вовсе от нее отказывался по убеждениям «религиозным»? Думаю, нет.

Ну, а сейчас, если дело Богу неугодное, как протестанты «благовествуют», то угодное тогда оно велиару и мамоне. А от них православному христианину ждать нечего, кроме уничтожения православия. Такая армия православие защищать не будет. Мамона платит и музыку заказывает. Да и с кем нам воевать? Мы и так уже покорены их деньгами, их культурой, их нравами,… осталось духа нас нашего лишить. Что успешно у них и получается, наших протестантов из пятой духовной колонны.

Протоиерей Георгий  Вольховский, 2003 г.

Взгляд священника. Сборник статей протоиерея Георгия Вольховского

Поделиться: